Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

4 страниц V  < 1 2 3 4 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Мистические причины порабощения Тибета
MaxF
сообщение 4.11.2008, 10:25
Сообщение #21


Я - красивый парень!
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1391
Регистрация: 27.4.2004
Из: Химки, ул. Кирова
Пользователь #: 153
Благодарили 1914 раза




Репутация:   303  


"Мне кажется, тебе нравится стрелять в людей" - сказал Шарапов Жеглову.

Иногда садизм принимается за мужественность, а отмороженность за героический склада карактера.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Бамбула
сообщение 4.11.2008, 22:03
Сообщение #22


.
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2666
Регистрация: 31.3.2008
Пользователь #: 4199
Благодарили 5434 раза




Репутация:   512  


Цитата(MaxF @ 4.11.2008, 10:25) *
"Мне кажется, тебе нравится стрелять в людей" - сказал Шарапов Жеглову.

Иногда садизм принимается за мужественность, а отмороженность за героический склада карактера.

разные люди пишут разные истории.
есть интересная вещь у Довлатова, называется "Зона",где зэки и те кто их охраняет суть одно.

говорят есть люди которые могут войти в стаю диких собак которые отличаются особой кровожадностью, но собаки их просто не замечают.
Наверное для таких людей нет понятий герой,отморозок или мужественный мужик из Нашей РАШИ,они внутри "пустые" (образно говоря.)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
stoned
сообщение 5.11.2008, 15:45
Сообщение #23


голактычный цЫган
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 7927
Регистрация: 2.3.2005
Из: Дике Поле
Пользователь #: 478
Благодарили 31526 раз




Репутация:   3171  


Цитата(Alisbar @ 4.11.2008, 21:03) *
разные люди пишут разные истории.
есть интересная вещь у Довлатова, называется "Зона",где зэки и те кто их охраняет суть одно.

Может это по мотивам его произведений сняли "Новая Земля"?


--------------------
Нам не треба вірити в повітря для того, щоб дихати


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Бамбула
сообщение 5.11.2008, 21:32
Сообщение #24


.
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2666
Регистрация: 31.3.2008
Пользователь #: 4199
Благодарили 5434 раза




Репутация:   512  


Цитата(stoned @ 5.11.2008, 15:45) *
Может это по мотивам его произведений сняли "Новая Земля"?

Я не смотрел этот фильм,может что то и надёргали.
Роман "Зона" написан в махровое советское время,не очень большой но красивый, good.gif он выделяется из Довлатовского всего.
Сомневаюсь что Новая земля это что то стоящее,поэтому смотреть не буду. huh.gif


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Staloff
сообщение 6.11.2008, 12:25
Сообщение #25


мне тут нравится
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 655
Регистрация: 30.7.2008
Из: РФ
Пользователь #: 4457
Благодарили 3076 раз




Репутация:   583  


Цитата(Alisbar @ 4.11.2008, 22:03) *
есть интересная вещь у Довлатова, называется "Зона",где зэки и те кто их охраняет суть одно.

"Поживёшь среди дёгтя - поневоле запачкаешься" (Джон Сильвер).


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Бамбула
сообщение 6.11.2008, 21:19
Сообщение #26


.
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2666
Регистрация: 31.3.2008
Пользователь #: 4199
Благодарили 5434 раза




Репутация:   512  


Цитата(Staloff @ 6.11.2008, 12:25) *
"Поживёшь среди дёгтя - поневоле запачкаешься" (Джон Сильвер).
Да уж,
в сущности всё это Зона, а обусловленная Джива оказывается "среди дегтя" по разные стороны баррикад,по какой то известной создателю причине.(причине своей обусловленности).
"Ни кого не жалко, aggressive.gif
никого,
не тебя ,
не меня,
не его."
Шнуров.
По ту сторону тоже турьма, dash2.gif
то что называют "адом" или "раем" лишь тот или иной уровень комфорта.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
isaya2
сообщение 6.11.2008, 21:45
Сообщение #27


аксакал форума
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 5083
Регистрация: 13.2.2008
Пользователь #: 4101
Благодарили 6811 раз




Репутация:   586  


Цитата(Staloff @ 3.11.2008, 22:39) *
А вы хотите, чтобы возвышенные души как в фэнтезийных книжках выходили вперёд армий и поражали врагов из волшебных посохов?! biggrin.gif ИМХО им это не нужно, ибо "ЭТО ПРОЙДЁТ"!

Если бы так реально человек думал , то он бы и не жил ! )


--------------------
Непознанное рядом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ankon
сообщение 9.12.2008, 21:45
Сообщение #28


часто тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Заблокированные
Сообщений: 234
Регистрация: 25.7.2008
Из: vladivostok
Пользователь #: 4451
Благодарили 308 раз




Репутация:   30  


Цитата(isaya2 @ 6.11.2008, 21:45) *
Если бы так реально человек думал , то он бы и не жил ! )

Большинство и не живет smile.gif


--------------------
Choose the Mani! Mani is a money!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Maruta
сообщение 16.1.2013, 22:41
Сообщение #29


живу на форуме
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1819
Регистрация: 30.9.2012
Из: Страна рабов и господ
Пользователь #: 8108
Благодарили 5718 раз




Репутация:   462  


Секретная война ЦРУ в Тибете


http://navoine.ru/cia-tibet.html

Это вполне можно назвать «фактором Шангри-Ла». В представлении людей, пре-коммунистический Тибет, был сказочным теократическим государством, в котором царила блаженная улыбка Далай-ламы и не было место насилию. Лишь нирвана и молитвы. Затем, появились китайские коммунисты и положили конец спокойствию в Тибете. Спустя пятнадцать лет после того, как Китай захватил Тибет, этот миф все еще существует и даже активно развивается. Спасибо средствам массовой информации и возросшему интересу Запада к Буддизму.

Но, в отличие от популярной версии исторических событий, жители Тибета не позволили китайцам просто так захватить свою страну в 1951 году. На протяжении более чем 20 лет они вели кровавую войну, которая серьезно подорвала экспансионистские планы Мао Цзе-дуна. Невидимая со стороны, она велась с поддержкой Центрального Разведывательного Управления США, которое организовывало тренировочные лагеря, изготовляло оружие и производило его поставки, чтобы помочь простым пастухам бороться против бомбардировщиков и артиллерии самой многочисленной армии на планете.

Наша история начинается осенью 1951 года, когда Китайская Народно-Освободительная армия Китая (НОАК) вошла в древнюю тибетскую столицу Лхаса, заставив правительство Далай-ламы подписать «Соглашение по мирному освобождению Тибета». Это соглашение относительно соблюдалось в Лхасе, но в отдаленных регионах находящихся под китайской оккупацией положило началу насильственной коллективизации населения и убийству племенных руководителей и лам.

В это время влиятельные тибетские торговцы начали организовывать движение сопротивления, которое позже станет именоваться Чуши Гангдрук (Четыре реки, Шесть гор). Его организатором был 51 летний торговец, жестокий боец, и не менее жестокий пьяница по имени Гомпо Таши Андрагтсанг. Никак не скоординированные между собой, плохо вооруженные, эти ополченцы неожиданно смогли провести ряд успешных операций и сражений.

Полномасштабное народное восстание произошло в феврале 1956 года, после того, как китайские военные разбомбили древние монастыри в Чатренге и Литанге, убив тысячи монахов и гражданских лиц, которые укрылись там в поисках защиты. Учитывая растущую мощь оккупационных вооруженных сил, Гомпо Таши и его скудно вооруженная Чуши Гангдрук , понимали, что им необходима помощь извне. Старший брат Далай-ламы, Гьяло Тхондуп, к которому уже обращались из ЦРУ, связался с американцами. Он выяснил, что в США очень заинтересованы в перспективах поддержки Тибета, как части глобальной антикоммунистической кампании. Их сопротивление могло превратиться в очередную «открытую рану для коммунистов», как высказался один из сотрудников ЦРУ. Даже на самом верхнем уровне администрации США, не было озвучено каких-то претензии относительно борьбы Тибета за независимость. Люди Гомпо Таши замерли в ожидании американской помощи. Они знали о США совсем немного, но судя по китайской пропаганде, с которой они были очень хорошо знакомы, эта далекая страна была одним из основных врагов Китая.

Одной весенней ночью 1957 года, шесть людей из отряда Гомпо Таши, были приглашены на встречу с представителями ЦРУ. Они первый раз побывали на борту самолета (тибетцы вынуждены были изобрести новое слово для этого вида транспорта – «намду» или небесная лодка). Они так же первый раз увидели белого человека. После незабываемого полета на невероятном чуде техники, шесть очень потрясенных тибетцев попали на Сайпан, для тренировок. Большинство из них даже не представляло где может находится Сайпан на этой планете. В течение следующих пяти месяцев тибетцев обучали технике обращения с современным оружием и тактике партизанской войны. Они так же прошли курсы по шпионажу и кодированию, для работы с коленчатым радиопередатчиком и приемником.

«Мы жили только для того, чтобы убивать китайцев», вспоминает один тибетский ветеран. «У нас были очень большие надежды». Один из группы тибетцев, Гьято Вангду (который позже станет командиром Чуши Гандраг), спросил офицера ЦРУ Роджера Маккарти, «нет ли у них какого-нибудь особенного переносного ядерного оружия… которое тибетцы могут использовать, чтобы уничтожать китайцев сотнями». ЦРУ запрос естественно отклонило, но Маккарти отметил, что Вангду после этого «стал тренироваться во взрывном деле с удвоенным энтузиазмом» и стал довольно хорошо обращаться с гранатометами и минометами.

Осенью 1957 года, тибетцы, которые никогда не видели до недавнего времени «небесную лодку», выпрыгнули из одной такой «лодки» с парашютами в небе над родным Тибетом. Один из первых выпрыгнувших, Атхар Норбу, вспоминал: «Мы видели реку Цангпо прямо под нами, сверкающую в темноте. На небе не было ни облака. Стояла очень ясная ночь. Я был очень счастливым в момент, когда мы выпрыгивали из самолета». В Лхасе, Атхар Норбу и его сослуживцы по сопротивлению связались с Гомпо Таши. Сверхсекретный проект был назван «Цирк ST». ЦРУ было в игре.

Летом 1958 года, Гомпо Таши организовал новую штаб-квартиру в Тригунтханге, на юге Тибета, где тысячи людей собрались для того, чтобы вступить в пантибетское сопротивление. В стремлении быть более открытыми, они переименовали свое движение в Тенсунг Дхангланг Магар (Добровольные силы по Защите Буддизма). Два подготовленных ЦРУ тибетских бойца наблюдали за всем происходившим и связывались с сотрудниками ЦРУ в США. В июле, ЦРУ первый раз сбросили оружие и боеприпасы над территорией Тибета. Это были в основном старые винтовки Ли-Энфилд. А сотрудники агентства были полны волнения, когда принимали очередное сообщение от своих протеже находящихся на расстоянии в 15 тысяч миль от них, в полумифическом месте, которое не каждый американец мог показать на карте мира. Даже руководитель ЦРУ, Аллен Даллес, в поисках Тибета на карте искал это государство где-то неподалеку от Венгрии, пока один из офицеров вежливо его не поправил. Цитируя бывшего офицера ЦРУ, Джона Кеннета Кнауса, который работал над операциями Тибетского сопротивления с 1959 по 1965 годы, «Было что-то очень особенное касательно Тибета – включая «Фактор Шангри-Ла». Офицеры ЦРУ, работавшие над этой операцией, сейчас называют себя «Тибетский клуб почтенных парней», признают, они чувствовали, что им очень повезло работать над подобной «хорошей операцией», а не трудиться над провальным вторжением на Кубу 1961 года.

Взволнованные успехом двух радистов в центральном Тибете, ЦРУ построило сверхсекретный объект в Кэмп Хэйл, Колорадо, бывшем доме для 10-й горной дивизии армии США. Тибетцы полюбили горы рядом с Кэмп Хэйл, альпийский воздух и густые леса. Это напоминало им о родине. Они назвали лагерь Дхумра или «Сад». В Кэмп Хэйл царили жесткие условия: обучение и бесконечные изматывающие тренировки. Когда тибетцы садились в самолет для возвращения домой, каждая команда несла с собой одни и тот же набор вещей: персональное оружие, радиостанции и капсулы с цианидом вшитые в левый рукав формы.

Тибетцы, тренировавшиеся в лагере Кэмп Хэйл, верили, чтобы они проходят через все это для того, чтобы вернуть их родине независимость. Переводчик, Тхинлей Палжор вспоминает: «В нашей игровой комнате была фотография Дуайта Эйзенхауэра с его подписью гласившей «Моим тибетским товарищам, от Эйзенхауэра». Мы были уверены, что сам президент поддерживает нас». Некоторые инструкторы серьезно сблизились со своими учениками, таким образом, сформировались очень крепкие связи между многими сотрудниками ЦРУ и членами тибетского сопротивления.

Ожесточенная кампания участников сопротивления в Тибете приносила свои плоды. Борцы за свободу контролировали значительные территории горного королевства. Вдохновленные этим, ЦРУ совершило вторую поставку оружия и боеприпасов людям Гомпо Таши, а затем повторило это еще два раза в 1958 году.

Тем временем, в Лхасе, хрупкое сосуществование между юным тибетским богом-королем, его святейшеством Теньзин Гьятзо, 14ым Далай-ламой, и оккупационными коммунистическими силами было нарушено. Несколько инцидентов сделали очевидными для широкой общественности планы по ликвидации китайцами Далай-ламы. Население Лхасы окружило резиденцию правителя для его защиты. Остается загадкой, как Далай-ламе удалось выбраться, но 17 марта 1959 года бойцы сопротивления вывели его из резиденции, дворца Потала, и переправили на территорию подконтрольную сопротивлению. С ними были два тибетца из подготовленных ЦРУ команд, они и сопроводили его до границы с Индией.

Два дня спустя, до сих пор не имеющие никакого понятия о побеге Далай-ламы, китайские войска начали обстрел его резиденции и всего города в 2 часа ночи 20 марта. Разгневанные известием о его исчезновении, китайцы казнили множество мирных жителей Лхасы в качестве мести. Точное число погибших неизвестно, но тела убитых жителей столицы лежали по всему городу. Силы Чуши Гангдрук в Восточном Тибете потеряли превосходство в численности и огневой мощи благодаря активности китайской авиации и качественным средствам связи, использующимся НОАК. Перед лицом такого натиска, Гомпо Таши и то, что осталось от его отрядов, присоединились к потоку беженцев идущих через Гималаи вслед за своим лидером. После того, как Далай-лама прилетел в Индию, количество тибетских команд секретно переправленных в Кэмп Хэйл возросло. В итоге, около 259 тибетцев тренировалось в лагере.

Однако были и успехи. Гомпо Таши связался с Роджером Маккарти, офицером ЦРУ ответственным за тибетскую программу в то время, и сообщил детали операции проведенной двумя сотнями его подчиненных, 25 декабря: «Мы сражались с китайцами на протяжении 15 дней, уничтожив больше 500 китайских казарм и множество военной техники… Китайские газеты сообщили о том, что более 550 солдат «героически» погибли в этом сражении. Мы потеряли 20 человек убитыми и девять ранеными». Таши, добавил, что еще 29 тибетских добровольцев, которые вели за собой еще 400 местных атаковали другой китайский военный лагерь. «Это сражение продлилось 10 дней», вспоминает он, «Они нанесли китайцам тяжелый урон». Затем, 25 января 1959 года, «Другой добровольческий отряд из 130 человек атаковал китайцев в Тенгчен и захватил крепость Тенг Дзонг… Более чем 4000 людей из местных решили присоединиться к нам… Размер потерь для китайцев был огромным и мы могли покончить с ними, но, к сожалению, погодные условия стали значительно лучше и китайские силы начали бомбардировку наших позиций с помощью авиации… Мы не уничтожили всех китайцев, но, мы обязательно сделаем это, если у нас будут лучшие средства связи между отрядами и погода будет на нашей стороне».

Еще восемнадцать партизан были сброшены в сентябре 1959 года в районе Чагра Пембар. Для того чтобы в двухстах с лишним милях от Лхасы обучать местные силы в небольшом палаточном городке, где проживали их семьи. В один момент, силы сопротивления насчитывали 35 тысяч тибетцев. Это были люди феодальной культуры, которые собирались племенами, как их предки делали это тысячелетиями назад. Среди блеющих животных и моря голубого дыма от костров для приготовления пищи, как минимум две тибетские команды радировали агентам ЦРУ с просьбой о поставке дополнительной помощи.

ЦРУ сделало еще несколько поставок оружия после этого, на сей раз, обеспечив тибетцев винтовками М-1 Гаранд, минометами, безоткатными орудиями, гранатами и пулеметами. И это не были «капли в море». Первая поставка состояла из 126 паллет груза, включая 370 винтовок М-1, с 192 патронами для каждой, четыре пулемета с 1000 патронами для каждого и две радиостанции. Следующая поставка была осуществлена через месяц и была схожа по составу, а третья включала 226 паллет груза с 800 ружьями, 200 ящиками с патронами, и 20 ящиками с гранатами. 6 января 1960 года, еще 650 паллет с грузом приземлилось в Тибете, помимо оружия, ЦРУ поставило медицинские препараты и провиант. Очевидно, что после бегства Далай-ламы, агентство куда меньше волновалось об отрицании военной поддержки партизан в Тибете.

К тому моменту, многочисленные лагеря в Чагра Пембар стали большой проблемой. Партизаны не могли эффективно сражаться, имея подобное бремя за своей спиной, и координаторы ЦРУ отчаянно пытались убедить бойцов, чтобы ты разбились на мелкие отряды для большей гибкости. К тому же, в таком случае они бы представляли для китайцев куда более трудную мишень. В течение месяца произошло неизбежное. Ветеран Чагра Пембар, Дечен (фамилии не всегда используются в Тибете), описал то событие: «Китайский самолет прилетел рано утром и сбросил листовки, в которых говорилось, что нам нужно сдаваться и не слушать «империалистов» в лице американцев. После этого, каждый день, прилетало еще 15 самолетов. Они летели в группах по пять самолетов. Утром, посреди дня и вечером. Каждый нес от пятнадцати до двадцати бомб. Мы были на высокогорной равнине, укрыться там негде. Пять самолетов делали быстрый заход и убивали женщин и детей». Тысячи мужчин, женщин и детей были убиты в Чагра Пембар и другом похожем месте под названием Нира Тсогенг. Позже, плотность и частота артиллерийских обстрелов превысила налеты авиации. Только пять парашютистов из тех, что были сброшены над Чагра Пембар выжили, остальные погибли во время этих атак или были убиты в столкновениях позже.

Масштабы катастрофы стали еще более внушительными, когда китайцы разбомбили большой лагерь в Нира Тсонгенг, над которым ЦРУ сбросили 430 паллет с оружием и другой помощью находящимся внизу 4 тысячам тибетских бойцов. Обремененные членами семей и животными, выжившие бойцы вынуждены были бежать через пустынные равнины Ладакх, где большая часть из них погибла из-за нехватки воды.

Дела шли хуже некуда. Весной 1960 года, команда из семи человек была сброшена над Маркам, на востоке Тибета. Ведомая Еше Вангьялом, сыном местного вождя, убитого несколько месяцев назад, они высадились прямо в солнечных лучах озарявших снежные холмы вокруг. Это считалось хорошим предзнаменованием для тибетцев, которое в этот раз оказалось ложным. Они практически сразу попали под огонь многочисленных китайских солдат. В итоге, они были полностью окружены. Единственный ныне живущий член той команды, бывший медицинский студент по имени Бхусанг вспоминал: «Все горы вокруг буквально кишели китайцами. Мы вступали в бой с ними девять раз. Во время одного из таких боев, кто-то из них крикнул, «Сдавайтесь! Сдавайтесь!» А мы ему ответили, «Черта с два!»… Мы серьезно там сражались. Это был очень жаркий бой, как будто все было не на самом деле. Я не воспринимал этот бой как реальный. Затем, около 10 часов, я осмотрелся и увидел, что двое наших приняли капсулы с цианидом. Это был конец. Я положил капсулу в рот, потому что позже у меня могло не оказаться на это время». Прежде чем он смог ее раскусить, тибетца вырубили ударом сзади. Бхусанг провел следующие 18 лет в китайской тюрьме, где его подвергали пыткам и морили голодом, пока он не признался, что проходил тренировку в США и не рассказал, кто именно его тренировал.

Сопротивление тибетцев вовсю поддерживалось ЦРУ, однако оно казалось все более и более бессмысленным. Сорок девять партизан были сброшены с парашютами над Тибетом. Двенадцать выжили, двое из них находились в китайских тюрьмах. Оглядываясь в прошлое, можно было понять, что эта территория не может прокормить собственных жителей, не говоря уже о дополнительных силах партизан. Свободолюбивый дух тибетцев лишь усугублял ситуацию, всякий раз мешая стратегическим планам. Несмотря на советы агентов ЦРУ, тибетцы часто настаивали на лобовых атаках многочисленных китайских войск.

Одной из самых больших проблем сопротивления было то, что ЦРУ не могло обеспечить их радиооборудованием для координации сил. Американцы боялись, что тибетцы не будут обеспечивать должную безопасность связи. Кроме того, радиостанции съедали батареи десятками. Так что, при выборе между батареями и оружием, тибетцы выбирали последнее.

Попытки поддерживать крупные силы партизан были обречены на провал. Однако, с чистой логистической точки зрения, десанты и доставка оружия в оккупированный Тибет были блестящим успехом. «Первая военная помощь, возможно, первые 10 или 15 раз были очень успешны и хорошо отражались на настрое наших тибетских учеников из Чуши Гангдрук», говорит Маккарти, «Следующие 20 были необходимы, чтобы дать повстанцами то, что им нужно для успешных боев с китайской армией, а вот поставки над Пембаром не несли ничего кроме ложной надежды и, к сожалению, я думаю, они были бесполезны».

Учитывая скверное положение дел у партизан, они были вынуждены перенести свою базу на территорию недоступную китайской армии. Летом 1960 года тибетская база была перенесена в провинцию Мустанг в Непале, в место скорее напоминавшее лунный ландшафт. Именно отсюда, сопротивление начало планировать с помощью ЦРУ свое вторжение в Тибет, имея в наличие 2100 бойцов объединенных в группы по 300 человек. Один из лейтенантов Гомпо Таши, бывший монах Бапа Ген Йеше, отвечал за эту операцию, и он быстро собрал первые 300 бойцов под своим началом. Справедливо беспокоясь за такое количество бойцов тайно размещенных в Непале безо всякого разрешения, ЦРУ затребовали от тибетской стороны высшую степень секретности.

Впрочем, секретность не была сильной стороной тибетцев. В местных газетах начали появляться статьи о более чем двух тысячах тибетцев стекающихся в лагерь. Это в три раза превышало запланированное количество лиц, которые должны были там находиться. Американская сторона была разочарована брешью в системе обеспечения секретности и запретом Эйзенхауэра на поставку тибетцам оружия и амуниции в свете инцидента с самолетом-разведчиком U-2. Так что, ЦРУ фактически прекратила свою поддержку. Все это сделало ситуацию в лагере Мустанг зимой просто катастрофической. Многие тибетцы замерзли насмерть, остальные вынуждены были питаться своей обувью и убивать диких животных для пропитания. В конце концов, средства для покупки провианта были найдены и надежды на успех, в лагере Мустанг все еще оставались высокими.

Весна 1961 года принесла американцам нового президента и очевидные изменения в настроениях. Администрация Джона Ф. Кеннеди на начальном этапе продолжила поддержку тибетского сопротивления. ЦРУ сбрасывали новые грузы с оружием и одну команду из семи человек в лагерь в Непале. Это оказалось одним из самых удачных решений ЦРУ. Партизаны из лагеря Мустанг сделали несколько сокрушительных рейдов на заставы и армейские колонны на шоссе Синьцзян-Тибет, которое проходит через юго-западный Тибет прямиком к Лхасе. В конце концов, эти атаки заставили китайцев полностью отказаться от этого маршрута, перенеся дорогу подальше от границы с районом Мустанг.

Реальной наградой для ЦРУ стали разведывательные данные, которые были получены в ходе операции 40 тибетских всадников, которые напали на небольшой китайский конвой. Операция была прозвана впоследствии «рейд за голубой сумкой». Ветеран по имени Ачо, так описывает эти события: «Водитель был убит выстрелом в глаз. Остатки его мозга оказались размазаны за его спиной. Грузовик остановился, но двигатель все еще работал. Мы все открыли огонь. Среди убитых китайцев была одна женщина, очень высокопоставленный офицер, с голубой сумкой набитой документами». Когда агенты ЦРУ в Вашингтоне открыли ее, они были ошеломлены. Окровавленная сумка, пробитая в нескольких местах пулями, была наполнена 1500 документами, содержавшими в себе очень веские доказательства провала Большого скачка Мао, голода и растущего недовольства в рядах НОАК. Джон Кеннет Кнаус рассказывает: «Этот тибетский рейд за документами был одни из величайших успехов в истории агентства.… Так что, это очень помогло сохранить операции такого рода под нашим контролем». Еще как минимум три курьерские сумки были захвачены в тот день. Находившиеся в них документы проливали свет на политические решения, военную информацию, и предложения Китая, которые были сделаны для Индии. Тибетцы были очень рады знать, что американцы остались довольны содержанием этих голубых сумок. Любопытно, но Ачо, в интервью 2001 года говорил, «Мы до сих пор не знаем, какая информация была в тех документах».

«Голубая сумка» не была последним событием подобного рода. В 1962 году тибетские шпионы сумели сфотографировать глубоко на территории Китая военные объекты, сделать карты и определить местность для лучшей высадки очередной команды партизан. В то же время, они помогали США с информацией о китайской ракетной программе и разработках ядерного вооружения. После нескольких неудачных попыток, тибетские партизаны смогли установить сенсоры, которые дали Вашингтону информацию о первых испытаниях ядерного оружия Китаем в Лор Норе, на севере Тибета в 1964 году.

В тоже время, китайская коллективизация Тибета несла ужасные последствия. Построенные недавно дороги и аэродромы на нужды НОАК буквально похоронили страну под количеством солдат и военной техники. Древние монастыри систематически уничтожались, десятки тысяч мирных жителей были убиты, изнасилованы и заключены под стражу. На «крыше мира» свирепствовал голод. Около 1,2 миллионов тибетцев погибли, от рук солдат и китайской стратегии голода. «Мы должны были брать инициативу в свои руки раньше», говорит Маккарти, «прежде чем китайцы построили все эти дороги, аэродромы, и прежде чем они сделали свои линии связи столь надёжными».

К середине 60-х ситуация для тибетцев начала резко ухудшаться. О лагерях в районе Мустанга было широко известно, Индия и Непал сильно нервничали по поводу этого. Программа ЦРУ касательно Тибета приобрела своих серьезных противников в США. Американский посол в Индии, Джон Кеннет Гэлбрайт, в свойственной ему манере речи, назвал это «исключительно безумным мероприятием» включив в свою речь выражение про «этих диссидентов и особенно негигиеничных дикарей». Повстанцам было приказано прекратить свои рейды в Тибет и ограничить количество разведывательных операций. Тибетцы сделали вид, что приняли это к сведению, улыбнулись и продолжили свои рейды вплоть до конца 60-х. ЦРУ произвело последнюю поставку вооружения и амуниции в мае 1965 года.

Тем временем, в стане тибетцев назрела серьезная проблема – из-за последствий хирургической операции по извлечению осколков из тела, в сентябре 1964 года скончался 64-летний Гомпо Таши. Брат Далай-ламы, Гьяло Тхондуп, и основатель лагеря Лхамо Церинг заменили Гопмо Таши на Бапа Йеше, надежного бойца старой формации, больше похожего на древнего племенного вождя, чем на командира партизан. Йеше и его единомышленники умудрились поссорить лагеря партизан между собой. Кемп Хэйл обвинили его в растрате денежных средств и провианта. В провинции Мустанг, Йеше терроризировал местных фермеров, регулярно грабя их. Непал отправил ноту протеста Индии, и, конечно, Индия направила ноту протеста Далай-ламе. В это время Китай с удовольствием оказывал политическое давление, как на Непал, так и на Индию для того, чтобы запереть тибетцев там, где они находились в данный момент.

Бапа Йеше был уволен в 1968 году, несмотря на наличие некоторого количества последователей. Тибетцы из Кэмп Хэйл и агенты ЦРУ обвинили его в том, что он посетил окрестности Катманду (где он живет до сих пор) и рассказал непальской армии о расположении лагеря и раскрыл имена его руководителей.

После этого появился новый лидер сопротивления в лагере Мустанг – Гьято Ванду, жесткий боец и один из первых партизан, которые прошли подготовку на Сайпане. Ему суждено будет стать одной из ключевых фигур в финальном акте трагической судьбы Чуши Гангдрук.

В то время наблюдалось сближение президента Никсона с Китаем, которое похоронило все надежды тибетского сопротивления. Джон Кеннет Кнаус, в настоящее время сотрудник Центра исследований Восточной Азии в Гарвардском Университете, пишет: «После их поездки в Пекин, Доктор (Генри) Киссинджер сказал своему руководителю (Никсону), «Мы находимся сейчас в удивительной ситуации, когда за исключением Великобритании, Китай может стать самым близким союзником для нас на мировой арене». Разумеется, никакой речи о тибетцах уже ни шло.

Когда появился приказ о закрытии «Цирка ST», никто из офицеров ЦРУ не был опечален больше, чем те, кто работал с тибетцами. Они до сих пор чувствуют, что участвовали в чем-то очень большом и гордятся этим, хотя и очень сожалеют о том, что не смогли сделать больше за годы своей работы. «Это было нечто больше, чем просто отказ от работы с тибетцами», жалуется Маккарти, «у Государственного Департамента всегда были свои козыри в критические момент. Если бы мы получили возможность помогать Тибету в 1952 и даже в 1955 история могла быть переписана. В 1958 и 1959 мы снова упустили отличную возможность». В отличие от других офицеров ЦРУ работавших в «Цирке ST», Маккарти делает смелые выводы: «Строго говоря, я думаю, ЦРУ рассматривало Тибет как потенциально одну из лучших своих операций, которые, увы, не сработали. Это хорошо, это очень лестно. Но, если вы посмотрите на окончательные результаты, этот комментарий будет звучать довольно печально. Если мы посмотрим на то, что мы сделали в Тибете и то, что могли сделать, я думаю, мы с треском там провалились».

База в регионе Мустанг продолжала сражаться вплоть до 1974 года, когда непальское правительство, под невероятным давлением Китая послало войска, чтобы прекратить ее существование. Лидеры базы отказались сдаваться. В попытки предотвратить бойню в Непале, Далай-лама записал сообщение, которое было проиграно во всех лагерях и приказывало тибетцам сложить свое оружие. «Был записан реальный голос Далай-ламы», рассказывает один из бойцов базы в Мустанге, Угьен Таши. «Так что, когда мы слышали его сообщение, клянусь, некоторые из нас не могли сдержать слез. Все слышали эту запись своими собственными ушами, и у нас не было иного выхода, кроме того, чтобы сдаться. И мы сложили наше оружие». После этого, некоторые тибетцы бросались в реку неподалеку и тонули. Один подготовленный ЦРУ тибетский офицер перерезал себе горло в момент сдачи лагеря.

Но, один человек не выполнил требование – Гьято Ванду, который с несколькими специально отобранными бойцами попытался с боем прорваться в Индию. Но, через несколько месяцев, он наткнулся на засаду непальской армии в местечке под названием Тинкерс Пасс. Увидев, что другого выхода нет, Ванду решил броситься прямо на своих противников. В один момент все закончилось. Последний боец секретной войны на вершине мира пал жертвой перекрестного огня политических интриг половины земного шара и непальского оружия где-то на Тинкерс Пасс.

- перевод Георгия Ратомского специально для Альманаха "Искусство Войны"


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Maruta
сообщение 16.1.2013, 23:00
Сообщение #30


живу на форуме
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1819
Регистрация: 30.9.2012
Из: Страна рабов и господ
Пользователь #: 8108
Благодарили 5718 раз




Репутация:   462  


Дружественный феодализм: тибетский миф
http://ezotera.ariom.ru/2008/06/09/mif.html

1. Всё для господ и лам
На фоле залитого кровью пейзажа религиозных конфликтов прослеживаются и кое-какие островки внутреннего мира и утешения, которые обещает любая система, причём ни одна не делает этого в такой мере, как буддизм. Да, по сравнению с нетерпимостью и жестокостью ряда других религий, буддизм представляет собой разительный контраст, ибо он не фанатичен и не догматичен – по крайней мере, так полагают его последователи. Многим из них буддизм представляется скорее медитативной и научно-исследовательской дисциплиной, нацеленной на достижение, по мере направления нашего бытия на истинный путь, внутренней гармонии и просветления, чем разновидностью теологии. В целом, его духовный фокус сосредоточен не только на себе, но и на благе других: индивидуум пытается отбросить все эгоистические побуждения и выработать более глубокое понимание собственной связи со всеми прочими людьми и вещами.

Таким образом, «социально-ориентированная» форма буддизма ставит своей задачей слияние индивидуального освобождения с принципом социальной ответственности, выражающейся в форме конкретной действия, направленного на построение пробуждённого общества.
Однако даже беглый взгляд на историю откроет нам тот факт, что отнюдь не все из многочисленных и весьма широко варьирующих разновидностей буддизма свободны от доктринального фанатизма, и не только от него, но и от тенденций к насилию и эксплуатации, столь характерных для других религий. Так, на Шри-Ланке существует легендарная и почти священная история, причём имеющая документальное подтверждение, повествующая о блестящих победах, одержанных буддийскими царями в давно минувшие времена. Да и в 20 в. буддисты многократно воевали как друг с другом, так и с небуддистами, в Таиланде, Бирме, Корее, Японии, Индии и ряде других мест. В частности, возвращаясь к Шри-Ланке, вспомним, что многолетняя гражданская война между сингалами (буддистами) и тамилами (индуистами) имела своим результатом огромное число жертв с обеих сторон. В опубликованном в 1998 г. Государственным департаментом США списке наиболее опасных экстремистских группировок фигурирует около 30 таких организаций; около половины из них сформированы на религиозной основе и включают последователей ислама, иудаизма и буддизма.[1]

Вспыхнувший в том же 1998 г. конфликт среди монашествующих лиц южнокорейской буддийской школы Чоге привёл к тому, что тысячи клириков устраивали кулачные бои в заранее подготовленных для этого местах, а порой прибегали и к камням, палкам и зажигательным бомбам. Участники стычек боролись за власть в крупнейшей буддийской традиции Южной Кореи, имеющей годовой бюджет в размере 9,2 млн. $, собственность, также оцениваемую миллионами, а заодно и за право назначения 1700 монахов в различные офисы. Результатом уличных побоищ был немалый ущерб культовым объектам, а также несколько десятков раненых, в т.ч. серьёзно. Однако создавалось впечатление, что корейская общественность испытывает презрение к обеим фракциям, отдавая себе отчёт в том, что вне всякой зависимости от того, какая сторона возьмёт власть, она в любом случае будет использовать верующих в качестве источника пожертвований на их роскошные жилища и дорогие машины.[2]

Как в случае с любой другой религией, склоки между буддийскими сектами, да и внутри таковых, часто коренятся в элементарной коррупции и личных недостатках их лидеров. Характерным примером указанного рода служит отвратительный конфликт в знаменитом храмовом комплексе Дзэнкодзи (Нагано, Япония), без малого 1400 лет служившем прибежищем монашества, между его настоятелем Комацу и группой монахов из храмов Тацу, формально находившихся в подчинении настоятеля. Последние обвинили Комацу в продаже произведений искусства якобы от имени храма, однако на самом деле в сугубо личных целях. Сверх того, у них вызывало подозрение слишком частое появление настоятеля в обществе женщин. В ответ Комацу предпринял попытку изолировать и наказать монахов, критически настроенных по отношению к его руководству. Конфликт, продолжавшийся пять лет, был разрешён лишь в судебном порядке.[3]

Ну а какова ситуация в тибетском буддизме? Не составляет ли он исключение из общей картины? И что за общество было создано на его основе? Многие буддисты склонны утверждать, что до китайских репрессий, начавшихся в 1959 г., старый Тибет был мирным «духовно-ориентированным» королевством, свободным от эгоизма, пустого материализма и коррупции, превратившихся в бич современного индустриального общества. Западные СМИ, романы и голливудские фильмы изображают тибетскую теократию как натуральную Шангри-Ла. Более того, сам Далай-лама утверждал, что всепроникающее влияние буддизма, помноженное на бескрайние просторы незагрязнённой индустрией природы, имело своим результатом общество, пребывавшее в мире и гармонии. «Мы наслаждались свободой и довольством».[4]

Однако если мы обратимся к тибетской истории, то обнаружим несколько иную картину. «Религиозные конфликты были обычным делом в старом Тибете» – пишет один западный последователь буддизма. Увы, история опровергает сказочный образ тибетских лам и их последователей, живущих в условиях взаимной терпимости и добродетели ненасилия. На практике ситуация была совершенно иной: старый Тибет гораздо больше напоминал Европу периода Контрреформации с сопровождавшими последнюю религиозными войнами.[5] В 13 в. монгольский хан Хубилай учредил пост великого ламы, которому надлежало верховенствовать над всеми прочими, подобно Римскому Папе в Европе. Несколькими столетиями позже, в целях поддержки нового великого ламы – амбициозного молодого человека 25 лет от роду (Сонам Гьяцо. – прим. перев.), китайский император направил в Тибет свою армию, после чего тот титуловал себя как «Далай-лама» (т.е. «Океан-лама»), правитель всего Тибета.

Два предыдущих его воплощения были ретроспективно признаны его предшественниками, в результате чего первый по факту Далай-лама превратился в третьего. Этот самый не то первый, не то третий Далай-лама захватил монастыри, не принадлежавшие его секте, и, как считается, уничтожил тексты, противоречащие его претензиям на божественность. Один из его наследников вёл сибаритскую жизнь, предавался утехам с многочисленными женщинами, гулял с друзьями и совершал немало иных деяний, мало соответствующих его статусу воплощённого божества, за что и был убит его собственными монахами (Согласно тибетской версии, 6-й Далай-лама был убит китайцами. – прим. перев.). В целом же, в течение 170 лет, несмотря на их признанный божественный статус, от рук монахов и придворных пало 5 Далай-лам.[6]

В течение нескольких столетий соперничество между различными сектами тибетского буддизма неоднократно принимало характер вооружённых столкновений и служило поводом для массовых казней. Так, в 1660 г. 5-ый Далай-лама (Нгаванг-лобсанг. – прим. перев.), столкнувшись с необходимостью подавления восстания в провинции Цан, оплоте соперничавшей традиции Кагью, имеющей собственного главу – Кармапу, вызвал с этой целью монгольскую армию, буквально: «…дабы искоренить мужские и женские линии преемственности, а также их потомство, как яйца, разбиваемые об скалы», – говоря короче, стереть с лица земли все их следы, вплоть до имён.[7]

Далее, в 1792 г. немало кагьюпинских монастырей было конфисковано, а их монахи насильно переведены в школу Гелугпа (деноминацию самого Далай-ламы). Последняя, известная также как «жёлтые шапки», не выказывала большой терпимости и готовности смешивать собственные учения с таковыми конкурентов. Как это выражено в одной из их традиционных молитв: «Хвала тебе, жестокий бог желтошапочных учений, сокрушающий в пыль великих существ, высоких и обычных людей, оскверняющих гелугпинскую доктрину».[8] Сохранившиеся в народной памяти события 18 в. рисуют, в целом, картину борьбы между различными сектами: жестокой и кровавой, как и любой религиозный конфликт.[9] Увы, этот мрачный эпизод истории, как правило, остаётся вне поля зрения западных последователей тибетского буддизма.

Нельзя также забывать и о том, что религия находится в тесной связи не только с насилием, но и с экономической эксплуатацией, опять же, неизбежно влекущей насилие. Именно это и было характерно для тибетской теократии. До 1959 г., когда власти Далай-лам был положен конец, большая часть пахотных земель принадлежала помещикам, обслуживавшимся крепостными. Землевладельцы, в свою очередь, подразделялись на две категории: зажиточные миряне и теократическое духовенство. Даже автор, симпатизирующий старым порядкам, признаёт, что значительная часть земельных угодий принадлежала монастырям, большая часть коих накопила несметные богатства. Впрочем, последние, в целом, были продуктом коммерции, торговли и ростовщичества.[10]

В частности, к числу крупнейших землевладельцев принадлежал монастырь Дрепунг, владевший 185 поместьями, 25000 крепостных, 300 пастбищами и 16000 пастухов. Богатствами монастырей распоряжался весьма ограниченный круг высокопоставленных лам, что же до подавляющего большинства монахов, то таковые жили весьма скромно и прямого доступа к материальным ресурсам не имели. Сам Далай-лама пребывал в роскоши в своём дворце Потала, насчитывающем 14 этажей и 1000 комнат.[11]

Жизнь мирских власть имущих тоже была весьма неплохой. Ярким примером такого рода лиц был главнокомандующий тибетской армией, а заодно и член светского правительства Далай-ламы, в собственности коего находилось 4000 кв. км земли и 3500 крепостных.[12]

Некоторые западные поклонники предпринимали попытки изобразить Тибет как нацию, не нуждавшуюся в полиции, ибо его население абсолютно добровольно соблюдало законы кармы[13], на деле же таковой имел профессиональную армию, пусть и небольшую по численности, функции которой заключались главным образом в охране землевладельцев с их собственностью и розыске беглых крепостных.

Мальчиков из крестьянских семей регулярно забирали в монастыри в целях получения религиозного образования, однако попав туда, они оказывались связанными на всю жизнь. Так, по словам монаха Таши Церинга, сексуальная эксплуатация крестьянских детей была обычной практикой. Он сам оказался жертвой многократных изнасилований, начавшихся в возрасте 9 лет.[14] Поместья, принадлежавшие монастырям, также рекрутировали детей в пожизненное рабство в целях дальнейшего использования их в качестве слуг, танцоров и охранников.

Крайне невелико в старом Тибете было число свободных крестьян, обладавших собственными угодьями, сверх того, к их числу можно добавить примерно 10000 купцов, ремесленников и мелких торговцев, которые и составляли «средний класс». Тысячи же других были просто нищими. Помимо них, существовали также и рабы, обычно использовавшиеся в качестве домашней обслуги, не владевшие вообще никакой собственностью. Дети их были рабами по рождению.[15] Подавляющее большинство сельского населения составляли крепостные: по статусу мало отличавшиеся от рабов, они были лишены всякой возможности получения образования и медицинской помощи и всю жизнь были обязаны работать на землях своего владельца (или монастыря) без какой-либо оплаты, выполнять ремонтные работы в домах хозяев, перевозить грузы и заготавливать топливо. Помимо того, в их функции входило обслуживание вьючных животных в случае необходимости.[16] Хозяева указывали им, какие культуры сеять и каких животных выращивать. Даже вступление в брак не дозволялось без разрешения владельца или ламы. Наконец, не возникало никаких затруднений в отрыве крепостных от семьи в случае возникновения необходимости в найме таковых для работы в отдалённой местности.[17]

В отличие от рабовладельческой системы, помещики не несли никакой ответственности за содержание крепостных и не питали сколь-либо серьёзного интереса в выживании таковых как ценного элемента их собственности. Заботы по содержанию крепостных лежали на них самих. С другой стороны, по аналогии с рабовладением, они были прикреплены к хозяину, гарантируя тем самым наличие постоянной рабочей силы, не имеющей права ни на создание каких-либо профсоюзных структур, ни на забастовку, ни на увольнение. Землевладельцы наслаждались благами обеих миров.

По словах женщины 22 лет, беглой крепостной: «Симпатичные девочки из крепостных обычно работали у хозяев в качестве служанок и использовались последними, как им хотелось. Они просто были рабами без каких-либо прав».[18] Для того, чтобы пойти куда-либо, крепостным требовалось разрешение, помещикам же принадлежало право на отлов тех, кто пытался бежать. Другой крепостной, мужчина 24 лет, приветствовавший китайское вторжение как освобождение, утверждал, что ранее был вынужден выполнять непосильную работу, голодал и жил в холоде. После третьей неудавшейся попытки побега помещик безжалостно избил его до появления крови из носа и рта. Затем, по его словам, хозяин облил его раны спиртом и каустической содой, желая увеличить боль.[19]

В обязанности крепостных входила уплата налога на брак, на рождение ребёнка и даже на каждую смерть в семье. Они платили за право посадить дерево и за каждую новую скотину, платили обязательные сборы на проведение религиозных праздников и публичных танцев, штрафовались при заключении в тюрьму и платили выкуп при освобождении из неё. Лица, неспособные найти работу, платили «налог на безработность», а желавшие переселиться в другую деревню – налог на переселение. В тех же случаях, когда люди были не в состоянии заплатить положенное, монастыри могли предоставить им ссуду под 25-50%. Существовали категории долгов, переходивших по наследству – от отца к сыну и т.д. Неплатёжеспособные должники рисковали оказаться в рабстве.[20]

Теократические религиозные теории оправдывали классовый строй: беднякам говорилось, что они сами виновны в своих трудностях, ибо в предыдущих жизнях предавались пороку. Следовательно, им надлежит принять страдания настоящего бытия как кармическое искупление, которое, в свой черёд, улучшит их будущий удел. Что же до богатых и сильных, то эти рассматривали свою судьбу не только как вознаграждение, но и как зримое свидетельство добродетели в прежней и нынешней жизнях.

Но всё же тибетские крепостные представляли собой нечто большее, чем просто суеверные жертвы, неспособные узреть собственного положения: как мы уже убедились, некоторые совершали побеги, другие сопротивлялись открыто, иногда весьма сурово расплачиваясь за неповиновение. Пытки и причинение увечий, включая выкалывание глаз, вырывание языка, подрезание сухожилий и отсечение конечностей, были весьма популярными способами наказания воров, а также беглых и бунтующих крепостных. Так, Стюарт и Гелдер, посетившие Тибет в 60-ые гг. 20 в., интервьюировали бывшего крепостного, который, будучи уличённым в краже двух монастырских овец, лишился обеих глаз и одной руки. Последний заявил, что он более не считает себя буддистом: «Когда святой лама приказал им ослепить меня, я подумал, что в их религии нет ничего путного».[21] Однако ввиду того, что лишение человека жизни входило в противоречие с учением Будды, некоторые правонарушители подвергались беспощадной порке, после которой оставлялись на морозе на усмотрение богов. «Параллели между Тибетом и средневековой Европой поразительны», – заключает Том Грунфелд в своей книге, посвящённой Тибету.[22]

В 1959 г. Анна Льюис Стронг посетила выставку пыточных приспособлений, использовавшихся помещиками. Среди таковых фигурировали наручники разных видов, в т.ч. и малоразмерные – для детей, инструменты для отсечения носов и ушей, прокалывания глаз, отсечения рук и подрезания коленных сухожилий. Встречались там и средства для клеймения, кнуты, и даже особые инструменты для потрошения. Сверх того, демонстрировались фотографии и свидетельства жертв, подвергшихся – в наказание за воровство, ослеплению или ампутации конечностей. В частности, она описывает пастуха, владелец которого, задолжав ему некую сумму деньгами и пшеницей, отказался выплатить таковую. Пастух в порядке компенсации увёл одну из его коров, за что лишился обеих глаз. Другой пастух, осмелившийся оказать сопротивление попыткам помещика увести его жену, лишился рук. Видела она и коммунистических активистов с отсечёнными носами и верхними губами и женщину, которая подверглась изнасилованию, после чего лишилась носа.[23]

Затрагивали тему теократического деспотизма и более ранние авторы, посещавшие Тибет. Британский путешественник, д-р А.Л. Уодделл, ещё в 1895 г. отмечал, что тибетские народные массы живут в условиях невыносимой тирании клира и дьявольских суеверий, распространяемых ими в целях запугивания людей. П. Ландон в 1904 г. характеризовал власть Далай-ламы как «машину угнетения». Примерно в тот же период другой британский путешественник, капитан В.Ф.Т. О’Коннор, заметил, что «…крупные землевладельцы и духовенство обладают в своих уделах такой деспотической властью, от которой не существует никакой защиты, в то время, как простой народ угнетён чудовищным ростом монашеско-жреческого сословия. Тибетские власть имущие изобретают дегенеративные легенды и поощряют рост суеверий». С. Чапман в 1937 г. писал: «Монах проводит свою жизнь отнюдь не в служении людям или обучении последних… Нищий на обочине дороги – ничто для монаха. Знание – ревностно оберегаемая прерогатива монастырей и используется как средство увеличения их влияния и благосостояния».[24] Так что, несмотря на возможное желание видеть иное, теократический Тибет был слишком далёк от того романтического образа страны Шангри-Ла, который с таким энтузиазмом пытаются лелеять западные буддийские прозелиты.

2. Секуляризация против духовности.
Так что же случилось в Тибете после вторжения китайских коммунистов в 1951 г.? Заключённое в том же году соглашение предусматривало номинальное сохранение самоуправления под личным руководством Далай-ламы с передачей Китаю оборонных и внешнеполитических полномочий. Помимо того, китайской стороне гарантировалось прямое участие в работе местной администрации в целях проведения социальных реформ. В числе первых преобразований, которые надлежало провести, фигурировали сокращение непомерных процентных ставок, а также строительство больниц и дорог. Поначалу таковые продвигались весьма медленно, поскольку новые власти в своих попытках проведения реконструкции опирались прежде всего на силу убеждения. Конфискация помещичьей и монастырской собственности не проводилась, более того, феодалам было дозволено продолжать распоряжаться своими наследственными крепостными. Вопреки распространённому на Западе мнению, замечает наблюдатель, китайцы старались продемонстрировать уважение к тибетской культуре и религии.[25]

В течение многих столетий тибетские аристократы и ламы становились свидетелями прихода и ухода китайцев, в последние же годы они поддерживали дружественные отношения с генералиссимусом Цзян Цзе Ши и его реакционным гоминьдановским режимом.[26] Для окончательного утверждения кандидатуры, выбранной на пост Далай-ламы и Панчен-ламы, требовалось одобрение гоминьдановского правительства. В частности, церемония возведения на трон настоящего, 14-ого Далай-ламы, проводилась, в соответствии с насчитывающей несколько веков традицией, под эскортом китайских военных и в присутствии китайского министра. Реальным источником беспокойства для тибетской аристократии и клира начала 50-ых стал тот факт, что на смену Гоминьдану пришли коммунисты. Как они справедливо опасались, введение системы коллективистского равноправия в Тибете было лишь вопросом времени.

Разногласия усилились в 1956-57 годах, когда тибетские отряды начали атаковать из засад конвои НОАК. Восстание получило широкомасштабную поддержку со стороны ЦРУ, включавшую боевую подготовку партизан, организацию тыловых лагерей в Непале, а также транспортировку военных грузов американской авиацией.[27] Одновременно в США финансируемая тем же ЦРУ структура, известная как «Американское общество за свободную Азию», приступила к энергичной рекламе «дела тибетского сопротивления», активную роль в организации коего играл старший брат Далай-ламы, Тхубтен Норбу. Второй из старших братьев Далай-ламы, Гьяло Тхондуп, ещё в 1951 г. приобрёл опыт руководства проведённой ЦРУ разведывательной операцией. Позднее он реформировал своё подразделение в полноценный партизанский отряд, бойцы которого, подготовленные ЦРУ, высадились в Тибете.[28]

Немалая часть тибетских коммандос и агентуры, засланной ЦРУ в Тибет, была либо главами аристократических кланов, либо детьми таковых. По сведениям самого ЦРУ, 90% из них пропали без вести, что, по всей вероятности, могло означать лишь плен или гибель.[29] Как пишет Х. Дин: «Большое количество монахов, представителей аристократической элиты, а также большая часть армии, присоединились к восстанию, однако подавляющее большинство простого народа не последовало их примеру, что и привело к его поражению».[30] К аналогичному выводу приходят и Гинзбург и Матос в своей работе о Тибете: «Можно с достоверностью утверждать, что большая часть простых жителей Лхасы и прилегающих сельских районов не пожелала присоединиться к борьбе против Китая ни на начальной, ни на последующей её стадиях».[31] В конечном же счёте восстание было подавлено.

Следует признать, что несмотря на все те правонарушения и новый гнёт, которые принесли с собой китайцы после 1959 г., они, тем не менее, упразднили рабство и систему неоплачиваемого крепостного труда и, сверх того, отменили непомерные налоги, построили промышленные предприятия и сократили масштаб безработицы и нищеты. Они создали светские школы, положив тем самым конец монастырской монополии на образование, и они же построили системы водо- и электроснабжения в Лхасе.[32]

Г. Харрер (бывший унтер-офицер гитлеровской армии, бежавший из лагеря для военнопленных в Британской Индии) написал бестселлер о своих приключениях в Тибете, по сюжету которого впоследствии был снят популярный голливудский фильм. Он сообщает, что та часть тибетцев, которая оказывала сопротивление китайскому вторжению, по большей части состояла из аристократов, богачей и духовенства. В качестве наказания оппозиция направлялась новыми властями на выполнение самой чёрной работы, включая сюда строительство дорог и мостов. В дальнейшем же они подверглись ещё большим унижениям: например, их заставляли чистить городские улицы перед прибытием туристов. Помимо того, данная категория населения была согнана в лагеря, первоначально предназначенные для местных бомжей и нищих, что Харрер рассматривает как прямое свидетельство ужасного характера китайской оккупации.[33]

В 1961 г. китайские власти завершили процесс национализации земельных угодий, принадлежавших аристократии и духовенству. Многие тысячи акров земли были переданы фермерам-арендаторам и безземельным крестьянам, реорганизованным в сотни сельскохозяйственных коммун. Пастухи, ранее сами находившиеся в собственности аристократии, были объединены в животноводческие колхозы. Племенное животноводство было модернизировано, растениеводство обогащено новыми сортами овощей, пшеницы и ячменя, сверх того, реализованы широкомасштабные ирригационные проекты, что в совокупности привело к небывалому росту производительности сельского хозяйства.[34]

Значительная часть крестьян, сохранившая свою прежнюю религиозность, продолжала поддерживать духовенство в материальном плане. Однако монахи, отданные в религиозные учреждения в детском возрасте, отныне имели право на выбор дальнейшего образа жизни и тысячи из них добровольно оставили монашество. Оставшаяся часть клира существовала на весьма скромное государственное пособие, а также доходы, получаемые от заказных молитв, свадеб, похорон и т.п.[35]

По утверждениям Далай-ламы и его младшего брата Тендзина Чогьяла, выполняющего функции советника, китайская оккупация привела к гибели 1,2 миллиона тибетцев.[36] Однако официальная перепись, проведённая в 1953 г. (за 6 лет до подавления лхасского восстания), показала, что всё население Тибета насчитывает 1.274.000 человек[37]; согласно другой переписи, таковое составляло где-то в пределах 2 млн. Таким образом, если допустить, что китайцы действительно убили в начале 60-ых 1,2 млн. человек, то неизбежно придётся заключить, что весь Тибет физически обезлюдел, будучи превращённым в «поле смерти», испещрённое лагерями и массовыми захоронениями, свидетельства наличия коих у нас отсутствуют. Разбросанная по Тибету китайская армия вряд ли смогла бы проводить зачистки, охоту на оппозицию и расправы над населением в столь массовых масштабах, даже если бы занималась этим всё своё рабочее время.

Китайские власти заявляют, что они положили конец телесным наказаниям, нанесению увечий и ампутациям, ранее применявшимся в качестве средств наказания правонарушителей. С другой стороны, они сами сталкиваются с аналогичными обвинениями в жестокости, выдвигаемыми тибетской эмиграцией. В настоящее время официальные лица КНР признают допущенные ошибки, особенно имевшие место в период «Культурной революции» 1966-76 гг., когда преследование религии, как в Китае, так и в Тибете, достигло небывалого масштаба. Поле подавления восстаний конца 50-ых тысячи тибетцев оказались в местах лишения свободы, затем, во время «Большого скачка», тибетское крестьянство подверглось принудительной коллективизации с введением растениеводства, что оказало катастрофическое влияние на количество производимой продукции. Однако в конце 70-ых власти КНР ослабили государственный контроль и попытались исправить ошибки, допущенные в предыдущие два десятилетия.[38]

В 1980 г. правительство КНР приступило к осуществлению ряда реформ, цель которых состояла в предоставлении Тибету большей степени внутреннего самоуправления. С этого момента сельскому населению было разрешено заниматься частным фермерством, продавать излишки урожая, самостоятельно решать, какие культуры выращивать, а также держать яков и овец. Тогда же были разрешены контакты с внешним миром и смягчён пограничный контроль, чтобы позволить тибетцам посещать родственников в Индии и Непале.[39] Благодаря указанным мерам в 80-ые гг. многие видные ламы стали совершать челночные поездки между Китаем и эмигрантскими общинами, восстанавливая свои монастыри в Тибете и содействуя общему оживлению буддизма.[40]

По состоянию на 2007 г. тибетская форма буддизма по прежнему практикуется весьма широко. Отношение властей к ней толерантно. Паломничество и другие стандартные формы поклонения допускаются, хотя и с некоторыми ограничениями. Все монахи и монахини обязаны подписать документ о лояльности, согласно которому они обязуются не использовать своё положение духовных лиц в целях подстрекательства раскольнических настроений. Помимо того, незаконной считается демонстрация фотографий Далай-ламы.[41]

В 90-ые гг. прошлого столетия начался процесс переселения в Тибет значительного числа этнических китайцев (хань), составляющих 95% населения КНР. Признаки китайской колонизации заметны на улицах Лхасы и Шигадзе невооружённым глазом. Китайцы владеют предприятиями, магазинами и мелкими лавками. На те средства, лучшими целями вложения которых представляются водоочистные сооружения и жильё, были построены высотные административные здания и торговые центры. Китайские мигранты, проживающие в Тибете, часто склонны рассматривать своих тибетских соседей как отсталых и ленивых, нуждающихся в экономическом прогрессе и патриотическом воспитании. В тот же период была проведена кампания по увольнению с работы государственных служащих, заподозренных в националистических симпатиях, а также ряд очередных кампаний по дискредитации Далай-ламы. Поступали сообщения об арестах отдельных частных лиц, помещении в места лишения свободы и направлении на принудительные работы по обвинениям в сепаратистской и подрывной деятельности. Некоторые задержанные не получали достаточного количества пищи и воды, а также подвергались пыткам и иным формам дурного обращения.[42]

Школьная программа практически игнорирует тибетскую историю, и культуру, не говоря уже о религии. Учебные материалы, хотя и переведены на тибетский, сосредоточены главным образом на китайской истории и культуре. Китайские нормы контроля над рождаемостью позволяют тибетским семьям иметь до трёх детей, в то время как количество таковых в китайских ограничено одним (или двумя для жителей сельской местности, если первый ребёнок женского пола). В случае превышения указанного лимита «лишний» ребёнок может быть лишён права на посещение государственного детского сада, на бесплатное медицинское обслуживание, жильё и образование. Впрочем, практическое применение такого рода наказаний не носит последовательного характера и варьирует от района к району.[43] Заметим, что ни одна из вышеописанных возможностей не была доступна тибетцам до присоединения к КНР.

Безусловно, для зажиточного духовенства и аристократии вторжение коммунистов представляло очевидную угрозу. Большая их часть бежала за границу, в т.ч. и Далай-лама, организации побега которого содействовало ЦРУ. И тут-то некоторые из них к собственному ужасу обнаружили, что им придётся самим зарабатывать на пропитание. Однако имелись и такие, которым удалось избежать столь печальной участи: документы, опубликованные Госдепом в 1998 г., свидетельствуют, что секретные дотации ЦРУ, предназначенные для тибетской общины, составляли 1,7 $ млн. в год. Когда указанный факт стал известен общественности, правительство Далай-ламы опубликовало заявление, содержащее в себе признание того, что оно на протяжении 60-ых гг. действительно получало от ЦРУ многомиллионную помощь, цель которой состояла в финансировании вооружённых групп тибетских беженцев, направляемых в Китай для оказания сопротивления маоистской революции. Что касается Далай-ламы лично, то его годовая субсидия от ЦРУ составляла 186000 $. Индийская разведка также финансировала и его, и прочих высокопоставленных деятелей эмиграции. В этой связи следует заметить, что Далай-лама отказывается признать факт своего (и своих братьев) сотрудничества с ЦРУ, которое также воздерживается от комментариев.[44]

В 1995 г. News and observer of Raleigh опубликовал на первой странице цветную фотографию Далай-ламы в объятиях реакционного республиканского сенатора Джесси Хелмса, сопроводив это заголовком: «Буддист очаровал героя религиозных правых».[45] А в апреле 1999, в компании с М. Тэтчер, папой Иоанном Павлом II и Бушем-старшим Далай-лама обратился к британскому правительству с просьбой об освобождении бывшего фашистского диктатора Чили Аугусто Пиночета (тоже старого клиента ЦРУ), находившегося в означенный период с частным визитом в Англии. Далай-лама полагал, что Пиночета не следует выдавать в Испанию, где тому пришлось бы предстать перед судом по обвинениям в преступлениях против человечности.

В 21 в. американский конгресс, пользуясь уже совершенно иными, более респектабельными, чем ЦРУ, каналами, например, Национальным фондом в поддержку демократии, продолжать оказывать тибетской общине в Индии поддержку в размере 2 млн. $ ежегодно. Ещё несколько миллионов были перечислены продемократическим активистам тибетской эмиграции по всему миру. Ну а в дополнение к этим источникам, Далай-лама получал финансирование от Джорджа Сороса.[46]

Тем не менее, несмотря на факт наличия связей с ЦРУ и разнообразными реакционерами, Далай-лама без устали говорит о мире, любви и ненасилии. Конечно, если смотреть на вещи реалистично, его самого нельзя обвинить в тех несправедливостях, которые совершались с тибетским народом при прежнем режиме: ведь на момент бегства Далай-ламы в Индию ему было всего лишь 25 лет. Более того, в одном из интервью, данных в 1994 г., он заявил, что приветствует строительство в своей стране школ и дорог, и добавил, что неоплачиваемый труд крепостных и непосильные налоги были крайней формой зла. Подверглась осуждению и древняя традиция передачи долгов по наследству.[47] Вполне естественно, что за полвека жизни в эмиграции Далай-лама воспринял такие концепции, как права человека и религиозная свобода – идеи, неведомые в старом Тибете. Двигаясь в этом направлении, он предложил проект демократического развития будущего Тибета, предусматривающий наличие конституции и избираемого парламента.[48]

В 1996 г. Далай-лама опубликовал заявление, которое неизбежно должно было привести эмигрантское сообщество в замешательство. В частности, таковое гласит: «Марксизм, в отличие от капитализма, озабоченного лишь выгодой и прибылью, основывается на нравственных принципах… Марксизм поддерживает идею равного использования средств производства, проявляет заботу о благосостоянии рабочего класса и судьбе жертв эксплуатации. По данным причинам эта система импонирует мне, и я считаю себя наполовину марксистом и наполовину буддистом».[49]

Однако в другом своём заявлении он поспешил успокоить тех, кто живёт в достатке: «Быть богатым хорошо… Это – плод собрания заслуг, служащий доказательством щедрости этих людей в предыдущих воплощениях». А что же до бедных, то этих он увещевает следующим образом: «Нет никаких разумных причин впадать в отчаяние и бунтовать против тех, кто счастлив и владеет собственностью… Лучше развивать позитивное состояние ума».[50]

В 2005 г. Далай-лама, вкупе с десятком других нобелевских лауреатов, подписал широко разрекламированное заявление в поддержку неотъемлемого права трудящихся на создание профсоюзов и защиту собственных интересов в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека. «Во многих странах данное право лишено должной защиты либо откровенно попирается», – гласит заявление. В числе наиболее злостных нарушителей фигурировали Бирма, Китай, Колумбия, Босния и ряд других государств, даже США оказались отнесёнными к группе «неадекватно защищающих право трудящихся на создание профсоюзов». «Миллионы наёмных работников в США лишены какой-либо законной возможности на создание профсоюзов».[51]

Сверх того, Далай-лама полностью поддержал устранение глубоко укоренившихся средневековых предрассудков, препятствующих получению тибетскими монахинями образования. По прибытии последних в эмиграцию обнаружилось, что весьма немногие из них могут читать и писать, поскольку в старом Тибете их функции заключались в непрерывном начитывании молитв и выполнении ритуалов. Лишь в современной Индии монахини начали изучать философию и участвовать в дебатах, что ранее было дозволено лишь монахам.[52]

В ноябре 2005 г. Далай-лама, выступая в Станфордском университете с лекциями на тему сутры Сердца, воздержался от полного осуждения насилия: по его словам, не следует осуждать насильственные действия, цель которых состоит в уменьшении масштабов возможного в будущем страдания. В качестве таких заслуживающих безусловного одобрения усилий по сохранению демократии он привёл Вторую мировую войну. Однако в том, что касается четырёх лет резни и широкомасштабных разрушений в Ираке – войны, осуждённой почти всем мировым сообществом вплоть до консервативного Римского папы, как грубое попрание международного права и преступление против человечности, то здесь Далай-лама проявил нерешительность: «Пока слишком рано говорить о том, справедлива ли война в Ираке или нет».[53] Заметим, что ранее он уже высказывался в поддержку интервенции США в Югославии и Афганистане.[54]

3. Конец феодальной теократии
Согласно распространённому мифу о Шангри-Ла, народ старого Тибета пребывал в довольстве и полном согласии со своими светскими и клерикальными господами: богатые ламы и бедные монахи, зажиточные землевладельцы и бесправные крепостные – все были связаны в одно целое, поддерживая друг друга утешающим бальзамом глубоко духовной и миролюбивой культуры.

В этой связи приходит на ум идеализированный образ феодальной Европы, распространяемый некоторыми консервативными католическими авторами типа Г.К. Честертона и Х. Беллок. По их мнению, средневековое христианство представляло собой мир довольных своим бытием крестьян, пребывающих в спасительных объятиях Церкви, под более или менее милостивым покровительством родных помещиков.[55] Такое впечатление, что нам в очередной раз предлагают принять специфическую культуру в её идеализированной форме, начисто отделённой от её грязной материальной истории. Да, это означает принятие истории в том виде, который приятен классу имущих, т.е. тех, кто имел более всего выгоды от тогдашней ситуации. Аналогичным образом и идеализированный образ старого Тибета как счастливой Шангри-Ла отражает ничуть не больше признаков исторической действительности, чем пасторальная картина средневековой Европы.

Если же взглянуть на ситуацию во всей её суровой реальности, то мы увидим, что старый Тибет лишь подтверждает высказанное мной в одной из ранних работ мнение о том, что культура может быть какой угодно, но никак не нейтральной. Культура может выступать в качестве «крыши», легитимизирующей дичайшую несправедливость, выгодную привилегированной прослойке общества, естественно, за счёт остальной его части.[56] В старом Тибете манипулирование традиционной культурой использовалось правящим классом в качестве средства укрепления собственной власти и накопления капитала. Теократия приравнивала любые проявления диссидентства к деятельности сатанинских сил, она же распространяла идею превосходства помещичьего сословия и низости крестьянства, аргументируя оную тем, что богатые якобы заслужили свою роскошную жизнь прежними заслугами, тогда как бедные, соответственно, получили своё нищенское бытие за грехи. Всё это кодифицировано в учении о кармических плодах добродетели и греха, накопленных в предыдущих рождениях.

Закономерен вопрос: а не были ли наиболее влиятельные ламы простыми лицемерами, проповедовавшими одно, тогда как на деле верившими в нечто совсем иное? Вполне вероятно, что духовенство вполне искренне придерживалось вышеуказанного воззрения, принесшего ему столь благие плоды, а тот факт, что теология поддерживала их материальные привилегии, лишь усиливал эту искренность.

Необходимо заметить, что представителям современного секулярного мира трудно понять столь характерный для традиционных духовных сообществ знак равенства между счастьем и болью, процветанием и традицией, что и может послужить причиной нашей идеализации указанного социального уклада. Но, тем не менее, вырванный глаз есть вырванный глаз, порка есть порка, а беспощадная эксплуатация рабов и крепостных – жесточайшая классовая несправедливость, независимо от того, преподносится ли всё это в какой-либо культурной упаковке или нет. Между духовной зависимостью и человеческим рабством есть разница, даже если оба существуют бок о бок.

Многие обычные тибетцы желают возвращения Далай-ламы, однако очевидно, что вряд ли многие из них жаждут возвращения того социального порядка, который он представлял. В заметке, появившейся в «Вашингтон пост» в 1999 г., указывается, что Далай-лама по-прежнему сохраняет авторитет в Тибете, но:

«… весьма немногие Тибетцы готовы приветствовать возврат коррумпированных аристократических кланов, которые бежали вместе с ним в 1959 г. и ныне составляют большую часть его приближённых. Фермеры, к примеру, не выказывают ни малейшего интереса к возвращению землевладельцам угодий, полученных ими благодаря китайским земельным реформам. Аналогичным образом и прежние рабы говорят, что не желают возвращения к власти бывших рабовладельцев. «Когда-то я уже прожил эту жизнь», – говорит 67-летний Вангчук, в прошлом раб, интервьюированный в момент совершения паломничества в Шигадзе, одно из наиболее почитаемых мест тибетского буддизма. Он заметил, что почитает Далай-ламу, добавив при этом: «Может быть, я и не свободен под китайскими коммунистами, но всё же это лучше, чем то, как мне жилось в рабстве».[57]

Однако Далай-лама является отнюдь не единственным высокопоставленным ламой, выбираемым в раннем детстве в качестве перерождения своего предшественника. Общая ситуация такова, что те или иные ламы-перерожденцы (тулку) возглавляют большую часть наиболее важных монастырей. Система тулку представляет собой уникальную черту тибетского буддизма, и огромное число монахов претендует на данный титул.

Первым в истории тулку был Кармапа, возглавляющий школу Карма-Кагью: данная линия перерожденцев берёт своё начало примерно на три столетия ранее линии Далай-лам. Возникновение и рост популярности школы Гелугпа, возглавляемой последними, имел своим результатом пятисотлетнее политическое и религиозное соперничество с Кагью, и поныне дающее о себе знать в виде вспышек конфликтов внутри тибетской эмиграции. Тот факт, что школа Кагью достигла немалых успехов в проповеди своего учения, основав в течение последних 35 лет не меньше 600 центров по всему миру, ничуть не содействовал улучшению ситуации.

Как напоминает нам Эрик Куррен, поиски тулку отнюдь не всегда были тем чисто духовным мероприятием, которое изображают некоторые голливудские фильмы. «Порой случалось так, что руководство монастырей, желая придать своему учреждению больший политический вес, предпочитало выбирать в качестве тулку ребёнка из того или иного местного аристократического клана. В другой ситуации, желая застраховать себя от влияния семьи на воспитание ребёнка, оно предпочитало выходцев из низших слоёв. Наконец, имели место и такие инциденты, когда местные военачальники, китайские императоры, а порой и лхасское правительство Далай-ламы в силу политических причин вмешивались в процесс выбора тулку для того или иного монастыря».[58]

Именно такая ситуация и сложилась при выборе 17-ого Кармапа, резиденция которого расположена в Румтеке, штат Сикким. В 1993 г. монахи традиции Кагью предложили выбранную ими самими кандидатуру, Далай-лама же, вкупе с группой кагьюпинских диссидентов (поддерживаемых китайскими властями!) предпочёл другого мальчика. Как и следовало ожидать, кагьюпинцы обвинили Далай-ламу в превышении полномочий: «Ни политическая роль Далай-ламы, ни его положение в качестве духовного главы школы Гелугпа не дают ему право избирать Кармапу, являющегося лидером совершенно иной традиции».[59] По словам одного из кагьюпинских лидеров: «Дхарма не означает автоматического следования словам учителя, независимо от того, насколько авторитетен последний. Буддисты должны уважать права собственного народа и, в частности, религиозные, больше, чем кто бы то ни было другой».[60]

Всё это привело к двенадцатилетнему конфликту внутри тибетской общины в изгнании, запятнанному то и дело возникающими беспорядками, запугиванием, нападениями, шантажом, судебными тяжбами, коррупцией, грабежами и даже терактом в монастыре Румтек, совершённым последователями Гелугпа. По крайней мере один западный последователь высказал в этой связи предположение, что годы эмиграции лишь ускорили моральное разложение тибетского буддизма.[61]

Нельзя упускать из виду и тот факт, что отнюдь не все приверженцы тибетской традиции рассматривают Далай-ламу как своего духовного лидера. Несмотря на упоминания Далай-ламы в качестве «духовного лидера Тибета», многие рассматривают данный титул как чисто номинальный, не дающий ему абсолютно никаких властных полномочий над прочими тремя школами тибетского буддизма, подобно тому, как упоминание президента США в качестве лидера свободного мира не даёт ему права на руководство, скажем, Францией или Германией.[62]

Однако отнюдь не все тибетцы, проживающие в эмиграции, поддаются чарам теократии Шангри-Ла. Так, Ким Льюис, изучавшая в буддийском центре в Беркли, Калифорния, методы тибетской медицины, имела возможность весьма подробно побеседовать с группой из более чем дюжины тибетских женщин, проживавших в том же центре. Когда она спросила, что они думают о возвращении на родину, реакция была однозначно негативной. Поначалу Льюис склонилась к мнению, что такая реакция была обусловлена исключительно китайской оккупацией, однако те вскоре пояснили ей, что дело обстоит несколько иначе. Работницы центра пояснили ей, что были более чем счастливы от того, что у них теперь нет нужды выходить замуж за 4-5 мужчин, непрерывно быть беременными и иметь дело с ЗППП, которыми тибетских женщин награждали гуляющие направо и налево мужья. Одна из девушек сказала, что было рада возможности получить образование, не хочет иметь дела ни с какой религией вообще и не понимает, почему американцы настолько наивны относительно старого Тибета.[63]

Женщины, интервьюированные Льюис, вспоминали рассказанные их бабками истории о своих злоключениях с монахами, использовавшими их в качестве т.н. «супруг мудрости». «Аскеты» убеждали партнёрш в том, что вступая в связи с ними, они тем самым обретают средства достижения пробуждения. В конце концов, согласно тантрическим теориям, связь с женщиной была необходима самому Будде – с той же самой целью.

По их же словам, секс, которым «без удержу» занимались монахи, носил предположительно духовный характер, да и гомосексуальными связями друг с другом последователи Гелугпа не гнушались. Женщины, имевшие детей, с горечью отзывались о том, как монастыри отбирали их малолетних детей. Они рассказывали, что если ребёнок начинал плакать, старшие монахи говорили ему: «Что ты орёшь? Она сама отказалась от тебя. В конце концов, она всего лишь женщина».

Монахи, проживавшие в той же Калифорнии как политические беженцы, обращались за государственной помощью. Льюис, бывшая в течение некоторого времени последовательницей тибетского буддизма, выполняла в Центре канцелярскую работу. Она заметила, что монахи продолжают получать государственные чеки на различные суммы: от 550 до 700 $ в месяц, а также пользуются государственной программой медицинского страхования Medicare. Сверх того, они проживали в роскошных апартаментах, за которые не платили абсолютно ничего, даже коммунальных расходов. У них был бесплатный доступ к Интернету, 6 машин, бесплатные стационарные и мобильные телефоны и кабельное ТВ.

Помимо государственных пособий, монахи получали ежемесячную зарплату от их собственной общины, а заодно и пожертвования, а также обязательные взносы от собственных американских последователей. Некоторые последователи с готовностью выполняли всё, что было необходимо монахам, включая сюда хождение по магазинам и уборку помещений, в т.ч. и туалетов. А между тем те же самые «святые люди» не сталкивались ни с какими препятствиями совести, когда дело доходило до критики «одержимости американцев материальными вещами».[64]

Безусловно, одобрение упразднения феодальной диктатуры в Тибете не означает принятия всех результатов китайского правления в этой стране. Этот момент редко принимается во внимание западными поклонниками Шангри-Ла. В равной мере истинно и противоположное: осуждение китайской оккупации отнюдь не означает автоматической поддержки старого феодального режима. Тибетцев следует оценивать прежде всего как реальный народ, а не как совершенных последователей какой-либо духовной традиции или политические символы. Как пишет проживающий в Британии китайский диссидент Ма Цзы Ань (возможно неправильное написание в связи с незнанием переводчиком китайского языка), ранее посещавший Тибет: «Такого рода идеализация означает отрицание их человеческой природы».[65]

Одной из наиболее распространённых среди западных буддистов причин для недовольства является мнение, согласно коему тибетская религиозная культура была разрушена китайской оккупацией. Да, такая точка зрения представляется до некоторой степени верной: многие монастыри по-прежнему закрыты, а большая часть следов теократии ушла в прошлое. Однако основной вопрос в данном случае заключается отнюдь не в том, какое благо или зло принесло с собой китайское правление, но в том, какой страной был старый Тибет. Положение, которое я ставлю под сомнение, касается предположительно чисто духовной природы той «докоммунистической» культуры. Мы можем отстаивать религиозную свободу и независимость нового Тибета без какой бы то ни было необходимости в принятии мифологии старого Тибета. Да, тибетский феодализм пользовался буддизмом в качестве «крыши», что, однако, отнюдь не означает знака равенства между ними. Реальный старый Тибет не был потерянным раем: это была отсталая репрессивная теократия, отличавшаяся огромным разрывом между богатыми и бедными – нечто весьма далёкое от сказочной Шангри-Ла.

Наконец, следует признать ещё один факт: если мы видим будущее Тибета где-то в пределах формирующегося ныне китайского «рыночного рая», то это не сулит большинству тибетцев ничего хорошего. Китай, демонстрирующий ошеломительный экономический рост, достигающий 8% в год, превращается в одну из ведущих индустриальных держав, однако оборотной стороной указанного прогресса оказалось углубление разрыва между богатыми и бедными. Большая часть населения Китая живёт либо близко к уровню бедности, либо где-то глубоко под таковым, тогда как узкая прослойка «новых китайцев» процветает в симбиозе с коррумпированным чиновничеством. Региональная бюрократия выжимает из страны последние соки, вымогая взятки и разворовывая богатства. Принудительная конфискация земель ненасытными предпринимателями и коррумпированными чиновниками стали обычным явлением как в городах, так и на селе. Десятки тысяч уличных протестов и волнений, то и дело вспыхивающих по всему Китаю, подавляются полицией. Коррупция достигла таких масштабов, что даже обычно благодушное национальное руководство в 2006 г. было вынуждено начать широкомасштабную кампанию борьбы с таковой.

Китайские трудящиеся, занятые на предприятиях с преобладанием корпоративного капитала, расположенных в т.н. «зонах свободного предпринимательства», в случае попыток организации профсоюзов рискуют как минимум потерей работы, а порой оказываются и в местах заключения. Миллионы китайцев, занятых в таких «зонах», вынуждены работать двенадцатичасовой рабочий день, получая за это зарплату, ставящую их на грань выживания. Далее, поскольку в настоящее время ранее государственная система медицинского обслуживания приватизирована, бесплатное или хотя бы приемлемое по цене медицинское обслуживание оказалось недоступным для миллионов граждан. Мужчины вынуждены уезжать в города в поисках работы, в результате чего сельская местность, всё более погружающаяся в нищету, остаётся населённой женщинами, детьми и стариками. Процент самоубийств растёт драматически, особенно среди женщин.[66]

Масштабы загрязнения окружающей среды в Китае носят ужасающий характер. Большая часть его знаменитых рек и многие озёра мертвы, промышленные выбросы и бытовые отходы, сбрасываемые миллионами тонн, приводят к массовому вымиранию рыбы. Высокотоксичные химикаты, прежде всего пестициды и гербициды, проникают в грунтовые воды и ирригационные системы. Заболеваемость раком на территориях, примыкающих к водяным путям, подскочила тысячекратно. Сотни миллионов жителей городов вынуждены дышать воздухом, как результат своей загрязнённости промышленными выбросами, помноженными в последнее время на выхлопы миллионов автомобилей, заслужившим определение «опасного для здоровья». По оценкам экспертов, примерно 400000 человек ежегодно умирают преждевременно вследствие загрязнения атмосферы. Официальные органы, контролирующие состояние окружающей среды, на практике не имеют никаких юридических полномочий, дающих право на остановку производственной деятельности, ведущей к засорению окружающей среды, да и в целом власти игнорируют, а порой и вообще отрицают наличие таких проблем, концентрируясь вместо этого на росте производства.[67]

По данным одного научно-исследовательского учреждения КНР, непринятие мер по сокращению парникового эффекта может иметь своим результатом значительное сокращение продуктивности сельского хозяйства с последующим катастрофическим недостатком воды и продовольствия уже в обозримом будущем. В частности, в 2006-07 гг. юго-западная часть Китая была затронута тяжёлой засухой.[68]

Так что, если принять Китай в качестве иллюстрации успешного и скорого прогресса по рыночной модели и допустить то же самое как образец будущего развития Тибета, то, пожалуй, старый феодальный Тибет и вправду покажется нам более привлекательным, чем он был на деле.

Сообщение отредактировал Maruta - 16.1.2013, 23:03


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Babayka
сообщение 18.1.2013, 16:31
Сообщение #31


хэппи
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2803
Регистрация: 2.9.2007
Из: Киев
Пользователь #: 3802
Благодарили 10799 раз




Репутация:   1423  


А еще у тибетцев нету паспортов. Вы об этом знали? Есть документ по которому возможны перемещения только по Китаю. Обеспеченные родители все же находят способы отправлять детей в Дхармасалу, где они получают традиционное обучение, учат тибетский и английский язык. Последний оплот тибетской культуры. Затем возвращаются жить и работать домой (если не оседают в Индии). К Далай ламе трепетно и с любовью относятся все местные жители,которых мы повстречает на своем пути к Кайлашу.
В монастырях есть ограничение от официальных властей на количество монахов.В оставшихся крупных всегда находится представитель китайской полиции. Правда я встречала только местных, один мне даже изображение зеленой Тары подарил ).
Рядом с тханками и изображениями Будд обязательно должны стоять портреты вождей партии. Ну и китайский флаг, развевающийся у входа тоже обязателен.
Да, некоторые дороги китайские хорошие, в магазинах появилась кока кола и школьники носят пионерские галстуки. В быту - как ели цампу и отваренное мясо яков- так и едят. Да, там действительно ооочень тяжелые условия жизни и все это очень романтично только на картинках и в кино. Средневековье, да. Но бесценный дар законсервированного, от того и хорошо сохранившегося до нынешних времен тантрического буддизма, сакральных и великолепных в своей глубине знаний о человеческой природе был практически уничтожен. Современные ламы, которые изо все сил пытаются сохранить остатки знаний сегодня уже преклонного возраста. Гарчен Ринпоче, например(лама что провел 20 лет в китайской тюрьме) там умудрился получить учения дзогчен(высшие учения тибетского буддизма) от учителя в этой самой тюрьме. Намхай Норбу Ринпоче, получив классическое монастырское образование - вынужден был оставить свою семью и бежать в Индию. Они все уже преклонного возраста, и дальнейший доступ к слхранившимся сокровищам тибетского буддизма возможен только через иностранных учеников либо немногочисленных беженцев буддистов


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Babayka
сообщение 18.1.2013, 16:51
Сообщение #32


хэппи
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2803
Регистрация: 2.9.2007
Из: Киев
Пользователь #: 3802
Благодарили 10799 раз




Репутация:   1423  


Вспомнила как ННР рассказывал о своих дядях йогинах. Во время культурной революции солдаты выгоняли практикующих из пещер. Тунеядство стало преступлением. Его дядю укрыл у себя в доме один крестьянин. Когда пришло его время оставить тело,он попросил закрыть его в комнате снаружи, и войти только через 7 дней. Это вызвало некоторую шумиху в поселке. Факт закрытия на 7 дней означал реализацию у практика тела света-высочайший уровень реализации. Тело после смерти буквально растворяется в свете(в воздухе). Представители китайской власти в этой детевне возмутились такому безобразию, ворвались в дом до срока. Нашли ссохшееся тело человека размера с младенца.
Это я чему. Жестко пришлось практикам во время культурной революции. Те кто не погибли, взявшись за оружие(как Гарчен Ринпоче)-оказались в тюрьме. Сам он говорил что самым тяжелым испытание в тюрьме для него оказалось сохранить сострадание к китайцам...Тихие же отшельники были согнаны из ритритных пещер(наверняка же сами местные и сдали smile.gif)

Сообщение отредактировал Babayka - 18.1.2013, 16:53


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Maruta
сообщение 19.1.2013, 23:28
Сообщение #33


живу на форуме
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1819
Регистрация: 30.9.2012
Из: Страна рабов и господ
Пользователь #: 8108
Благодарили 5718 раз




Репутация:   462  


Да, к сожалению, всё так. Всё, что сделали китайцы полезного в Тибете (уничтожение рабства и крепостничества, раздача земли крестьянам, дороги, школы, больницы, какие-то ещё блага), они чуть более, чем полностью дискредитировали жестокостями, убийствами, разрушением монастырей и храмов, гонениями на буддизм, постепенным разрушением культуры тибетцев. Похоже, тибетцев продолжают гнобить и сейчас, хотя из-за возрастающего потока туристов в Тибет (едущих, само собой, не с пустым карманом), у китайцев должен появиться резон этого не делать.
А в самом Китае дела с правами и уровнем жизни абсолютного большинства населения тоже весьма хреновые. Плодами указанного в статье 8% экономического роста, боюсь, только 8% населения и пользуется. Если не меньше. Китайская модель развития - это уродливый гибрид коммунизма маоистского образца, американского капитализма и рабовладельческого строя. Чернобыльский мутант, возникший и существующий благодаря тому, что почти все транснациональные корпорации перенесли производство в Китай. А сделали они это потому, что в Китае их продукцию рабочий будет производить 12-14 часов в сутки и получать за это почти ничего. Обязательно посмотрите шокирующий фильм "Голубой Китай" (совсем не про то,что вы подумали) режиссёра Михи Пеледа, там вся эта кухня показана как есть.
С правами и свободами человека дела обстоят намного хуже, чем в России (но Россия, похоже, скоро догонит Китай в этом плане) - Фалуньгун ещё один пример.

Но вернёмся к Тибету. Если говорить именно о мистических причинах его порабщения, то их видно две. Первая - это то, что религия стала использоваться для оправдания, поддержки, крышевания эксплуатации человека человеком, защиты рабства и крепостничества, поддержки суеверий в народе. Вторая - это то, что определённые силы в Тибете помогли Гитлеру если не прийти к власти, то, во всяком случае развязать войну и долго одерживать победы. Это навлекло ужасные кармические последствия и окончательно лишило Тибет магической защиты, многие века хранившей его от завоевателей (у Тибета уже больше тысячи лет не было многочисленной, обученной, хорошо вооружённой армии - такой как у соседей)
Секретные истории. Тайная война в Тибете

Сообщение отредактировал Maruta - 19.1.2013, 23:39


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
кайлас
сообщение 20.1.2013, 03:00
Сообщение #34


живу на форуме
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 2068
Регистрация: 9.1.2012
Из: Хабаровск
Пользователь #: 7582
Благодарили 5418 раз




Репутация:   426  


не мудрствуя лукаво нахожу ответ на это вопрос в одной мудрой притче :странствуя по миру один мудрец был радушно принят в одной деревне и, уже, на выходе, он пожелал ей и её жителям -разорения и уничтожения..зайдя же в другую деревню - они были проигнорированы жителями и , несолоно хлебавши, уходя, учитель пожелал ей процветания...на вопросы непонятливых учеников ответил же:в первой деревне жили очень хорошие и порядочные люди - пусть они расселяться по всему миру good.gif , в другой - жили жадины и скряги - пусть здесь же и останутся навсегда...(на память)


--------------------
духом преданный йоге Брахмо..


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Кавиндыч
сообщение 1.12.2013, 17:26
Сообщение #35


status quo
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Заблокированные
Сообщений: 215
Регистрация: 21.10.2012
Из: якутск
Пользователь #: 8148
Благодарили 504 раза




Репутация:   68  


http://terrao.livejournal.com/3604243.html


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
НАРАЙАНА
сообщение 1.12.2013, 17:45
Сообщение #36


форум живет мною
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 20193
Регистрация: 3.4.2007
Из: Odessa
Пользователь #: 3553
Благодарили 42208 раз




Репутация:   5201  


Цитата(Кавиндыч @ 1.12.2013, 18:26) *


Да потому что защищать теократический режим было некому. Треть населения Тибета в 1959 году были рабы. Треть – крепостные. Причем и рабы и крепостные были не картонными – а самыми что ни на есть настоящими.

Раб был имуществом. Скотиной. Раба можно и должно было истязать, унижать, морить голодом и пытками. Можно было искалечить – в Тибете ламы очень любили обереги из отрубленных человеческих рук, кистей и ступней. Носили на поясе. Некоторые экземпляры обвешивались человечиной в несколько слоев.


--------------------
Нет ни творения, ни разрушения,
Ни судьбы, ни свободы воли,
Ни пути, ни достижения.
Это окончательная истина.
Шри Рамана Махарши


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Лель
сообщение 1.12.2013, 20:29
Сообщение #37


Царь цветов
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 33698
Регистрация: 28.7.2007
Из: Москва, и: Мир ясных лиц и прямых взглядов
Пользователь #: 3735
Благодарили 107259 раз




Репутация:   8701  


Этот же материал, только с фотографиями на другом ресурсе (в ЖЖ фото не видны). В августе 2012 данная статья там и там появилась.


--------------------
Фея Лель Фея Лель Лель Лель Фея Фея
Тигр Шмель Тигр Шмель Шмель Шмель Фея Фея

Взаимная жажда духовных общений вернёт нас в сияние Вечной Любви


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Swaroop
сообщение 1.12.2013, 20:46
Сообщение #38


Ледяной горою Айсберг
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 888
Регистрация: 17.4.2005
Из: СПб
Пользователь #: 579
Благодарили 2868 раз




Репутация:   368  


1. Вообще это любимые доводы китайцев, что они вывели Тибет из средневековья.
Только как то при всем при этом там сохранилась дхарма, культура, и те самые "волшебные" ламы, в которых авторы статьи почему то не верят, обращая внимания только лишь на мирскую сторону страны. И сами тибетцы что то не очень готовы со всем этим расставаться даже после китайского промывания мозгов.

2. Посмотрите в словаре. Никакого термина "окитаёженый буддизм" нет.


3. Если у кого то были "очарования", которые пропали, то Тибет в этом не виноват.
И в России и в США тоже было рабство, только что-то та же православная церковь щас не очень согласна с тем что она этим пользовалась по всю))

Вообщем про то что Тибет был средневековым и во многом отсталым и так давно всем известно, и к буддизму не думаю что относится. Индия не смогла сохранить тексты и традиции которые всё еще есть в Тибете и сейчас, не смотря ни на что. Почитайте биографические книги о дореволюционном Тибете, там интереснее, чем взгляд туристов.

P.S. А вообще гражданин якут похоже очень водолей )) любит революции на ровном месте мутить) сначала определитесь что такое свобода как таковая, прежде чем пытаться достигать её всякими политическими путями. Не сочтите за настоящий злой наезд. Просто пост-кришнаитское восприятие буддизма обычно очень долго отходит, даже после разотождествления с сектой smile.gif


--------------------
если я тебе не нравлюсь - застрелись, я не иcправлюсь :)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Maruta
сообщение 1.12.2013, 23:44
Сообщение #39


живу на форуме
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1819
Регистрация: 30.9.2012
Из: Страна рабов и господ
Пользователь #: 8108
Благодарили 5718 раз




Репутация:   462  


Цитата(Кавиндыч @ 1.12.2013, 17:26) *

Цитата(Лель @ 1.12.2013, 20:29) *
Этот же материал, только с фотографиями на другом ресурсе

Что тут можно сказать? Всё это явно преувеличено китайским агитпропом. Но не так, чтобы очень уж сильно. Про то, что Тибет всю историю был частью Китая, кроме "десятилетий японской оккупации" - явная фантазия китайских коммуняк. Про то, что китайцам не было оказано почти никакого сопротивления - с луками-стрелами, кремнёвыми ружьями и антикварными пушками не много посопротивляешься пулемётам и артиллерии. Только к 1959 году, видно удалось раздобыть современное оружие и поднять восстание. Замечу, что в России во время вторжения Наполеона крепостное крестьянство почему-то тоже не стало встречать французов цветами, а начало ещё и партизанить против них в оккупированном тылу. Хотя дворяне обращались с крепостными (фактически рабами) жестоко, а Наполеон отменял на оккупированных территориях крепостное право.
Имеется по ссылкам ещё ряд спорных моментов, но в целом в жестокости и безчеловечности феодальной теократии Тибета сомневатся не приходится - уж очень тому много подтверждений. Но и китайцы вскоре начали обращаться с тибетским народом ничуть не лучше прежних хозяев. Феодальная теократия Тибета и бесноватые маоисты Китая - это была разница между расстрелом и повешеньем...
Да, ещё здесь всё это разбирается: Мистические причины порабощения Тибета Может, стоит в одну тему склеить?


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Лель
сообщение 1.12.2013, 23:54
Сообщение #40


Царь цветов
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 33698
Регистрация: 28.7.2007
Из: Москва, и: Мир ясных лиц и прямых взглядов
Пользователь #: 3735
Благодарили 107259 раз




Репутация:   8701  


Склеено.
Тема, открытая Кавиндычем, называлась "Тибет. Ламаизм. Окитаёженный буддизм".


--------------------
Фея Лель Фея Лель Лель Лель Фея Фея
Тигр Шмель Тигр Шмель Шмель Шмель Фея Фея

Взаимная жажда духовных общений вернёт нас в сияние Вечной Любви
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

4 страниц V  < 1 2 3 4 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия | www.hari-katha.org | Библиотека Вайшнавизма | Сейчас: 17.2.2020, 00:16
© 1999-2019 Hari-katha.org All rights reserved.
Дата рождения проекта: 15.03.1999г.