Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

3 страниц V   1 2 3 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Индийский бабий ашрам, зачем туда едут, я постараюсь ответить
Рейтинг 5 V
Kalindidevi
сообщение 1.3.2018, 23:48
Сообщение #1


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Оговорюсь сразу, я не уверена, что мне удастся донести свои эмоции до тех, кого интересует ответ на этот вопрос.

Если я скажу, что мы все в поиске самого разного рода, и иногда этот поиск может завести нас в бабий ашрам, я мало что скажу. Понятно, мы ищем духовный опыт. И возможно, каждый прыгает в этот опыт из личного ада в надежде спастись от страданий и находя новые страдания.

Стоит ли новый опыт этих страданий? Я для себя уже ответила, что да. И поэтому стала писать рассказы.

Внизу я выложу 2 рассказа, которые, как мне кажется, могут заключать в себе ответ. И я бы хотела услышать комментарии по теме, если можно.

Золото Ранги деви


Роса искрилась на траве, а из белого тумана, из молочной пены, медленно поднималось тяжелое солнце, алое, точно ртуть. Тишина влажного утра томилась в ожидании дня.
Босоножки, натянутые на шерстяные носки. Индийский декабрь. Я рассматривала себя со стороны. Дареное пенджаби пахло Рангой деви и словно обнимало меня ее добрыми руками. Пенджаби было из хлопка, с вышитыми цветочными узорами, фисташковые шаровары плавно ниспадали с чресел, и чадар послушно прикрывал грудь. В благодарность Ранге я твердо решила стать самой смиренной и самой примерной брахмачарини из тех, что видел Говардхан.
Этим утром Айс сказала нам:
- Ваша духовная жизнь зависит от сукрити, запаса благочестия из прошлых жизней. Сукрити – это «духовные деньги». Благочестивый человек с хорошей кармой получает возможность развиваться духовно. Сукрити можно заработать служением вайшнавам, поэтому сегодня вы отправитесь на Манаси-Гангу, весь день вы будете распространять книги вашего Гуру среди индусов. Никто из вас не знает хинди, и вы будете разговаривать с индусами на английском, но Ранга деви все же сейчас научит вас нескольким фразам на хинди...
- Мень Гуру жи ка сева карти хун, - по слогам произнесла Ранга деви и мы записали эту строчку в свои блокноты...
***

С Рангой деви мы познакомились очень просто. Я шла по коридору и плакала. Для плакания у меня один мотив – это любовь. Ее наличие или ее отсутствие, не суть. Так вот, я стояла в коридоре гестхауза, отвернувшись к стене с умывальником, и плакала совершенно без звука. Как будто бы мыла руки, включила воду, а в это время слезы по лицу, смывая тушь черными ручьями - кап-кап-кап в умывальник. И вот стою я с этой включенной водой и тихо рыдаю. И вдруг чувствую, кто-то нежно обнимает меня за шею, и голос над ухом шепчет:
- Никогда не чувствуй себя беспомощной, слышишь? Пожалуйста, перестань плакать.
Я оборачиваюсь – лицо индийской женщины, и по лицу тоже ручьями текут слезы. Мы обнялись и вместе разрыдались навзрыт.
- А ты почему плачешь? – всхлипывая, спросила я ее.
- Из-за тебя, ты плачешь, и я плачу, - ответила она.
Мы расцеловались и познакомились.
Ранга приехала в Индию из Америки, ее муж занимается там золотым бизнесом, а Ранга ему помогала. У нее четверо детей, и муж со скрипом ненадолго отпустил ее пожить в индуистском храме.
Мы все время улыбалсь друг другу, и, когда она смотрела на меня, мне казалось, кто-то гладит меня по голове. Так я обрела свою индийскую маму. Я готова была делать что угодно, только бы вместе с Рангой деви. Лет сорока пяти, невысокая, ладная, и кажется всегда, что во всем она соглашается с тобой, взглядом влажных черных глаз, тихим голосом и белоснежной улыбкой - и от этого сердце наполняется уютным покоем и домашним теплом. О Бхагаван! Да Ранга - просто героиня бесконечных индийских сериалов про замуж, молчаливая, смиренная, сияющая неиссякаемым благочестием и целомудрием идеальная жена, Рукмини, Сита деви.... но похожа скорее на итальянку, потому что такую светлую кожу не встретишь у бенгальских бабенок, подвяленных безжалостным солнцем на рисовых полях. Пенджаби на ней всегда были простые, но видно, что не дешевые. Она незаметно появлялась рядом и незаметно исчезала. Где бы и когда я не встречала ее, она всегда что-то делала, исполняла чью-то просьбу, что-то для кого-то. 24 часа в сутки. Но была в ее облике еще какая-то неуловимая странность... и я не находила ей имени... Ранга держала мое сердце в своих теплых ладонях, а я делала все, о чем она меня просила, получая в награду ее тихую улыбку.

День Ранги деви начинался в 4 утра. Она принимаала душ, одевалась и бежала в кухню гэстхауза. Эта небольшая кухня служила нам и столовой и храмовой комнатой и местом для лекций и посиделок. Слева была плита, и все причендалы для приготовления пиши, в углу располагался небольшой алтарь с божествами, которых каждое утро будили, умывали, кормили, для которых зажигали благовония и лампады и подносили свежие цветы.

- Надо вымыть пол, - сообщала Ранга, - да-да, вот так причеши челку и свои раскошные волосы... Ты красивая! И улыбка у тебя красивая. В юности я тоже была очень улыбчивой и симпатичной. У меня была красивая улыбка, и я нравилась мужчинам. Потом меня выдали замуж...

Я красила губы и разглядывала в зеркало свою красу. Ранга стояла у меня за спиной и улыбалась так, словно прощала. На меня многие косились, появись я с накрашеными губами, а некоторые одергивали: «Калинди, это же монастырь!» Но Ранга прощала. И из-за этого ее прощения и любви я снисходительно, а порой и с энтузиазмом принимала все ее поучения, которые часто казались мне наивными, как и сама Ранга, простодушная, простая, как Радха-кунда. Что ж, у каждого из нас есть вкус к определенному сорту людей. Что до меня, так я очень люблю простодушных.

- Крась губы для Бхагавана, Калинди. И не выходи замуж, это не сделает тебя счастливой, это ошибка, Калинди. Только сначала это кажется счастьем, а потом все они - твой муж, дети, работа - тебе будет казаться, что они сосут из тебя кровь, а ты лишь вянешь и ничего не получаешь взамен.

Я стояла рядом и путалась в своем 3-метровом сари.

- Если ты хочешь мне помочь, одежда на тебе должна быть простая и только что выстиранная. Потому что у алтаря ты должна быть в новой одежде. Твое вчерашнее сари не подойдет. Вот, на, примерь это...
Ранга протянула мне фисташковое пенджаби, вышитое шелковыми нитками и бисером.
- Ну это же твое пенджаби...
- А я совсем его не ношу. И потом, оно мне не идет. Оно мне слишком длинное. А тебе в самый раз, ты высокая, посмотри!
И Ранга снова развернула меня к зеркалу.
- Нет, Ранга, мне неудобно брать твои вещи..
- Калинди, я правда не ношу, и мне придется это выкинуть, если ты не возьмешь, - она улыбнулась и в сторону отвела глаза.
Я надела пенджаби, и мы отправились в кухню. Я вытряхивала пыль с постеленных на полу одеял и подушек, Ранга деви мыла пол...

Вот в кухню спускаются со своих этажей девченки.. Манжари ударяет в мриндангу, Кришна-валлабха начинает звонко петь.. гаятри, лекция, завтрак.. и снова Ранга деви, она стирает сари Айс и всех ее служанок.
«Калинди, ты поможешь мне их выжать и повесить?» - спрашивает она, и мы отправляемся на крышу. Мы поднимаемся по ступенькам без перилл, и вместе с нами поднимается солнце.
Через полчаса это зимнее индийское солнце белые сари Айс выжигает так, что они не висят, а стоят колом - мы ломаем прямые широкие полотна и укладываем в правильную стопку .
- Вы вместе - хорошая команда, - улыбалается Айс, когда мы заносим к ней в комнату стопку белья, и тут же спращивает: вы можете помыть все двери в Гэстхаузе?
Четырехэтажный гестхауз.. о мама... Мне совершенно неинтересно мыть двери, но я готова на все, чтобы быть с Рангой, я отправляюсь и мыть двери.
- Калинди, мы моем двери молча, а ты так чудесно поешь.. я слышала, - смеясь, перебивает меня Ранга, - спой, Калинди, вот этот бхаджан, «Камала дала джала дживана тала мала»!
И я пою: «Ни дети, ни богатство, ни юность, ни жены, ни дети - ничто не приносит счастья. Эта жизнь подобна капле росы, дрожащей на лепеске лотоса, каждое мгновенье она может сорваться и упасть вниз...»
Мой звонкий припев эхом гуляет по всем четырем этажам, а по щекам Ранги рекой текут слезы, она хочет подпеть мне, но захлебывается в слезах. Я не выдерживаю, бросаю тряпку, - Ранга, ну не плачь, ну пожалуйста.
- Я не буду, не буду, - улыбаясь, плачет Ранга, - ты только пой дальше.
Я испуганно смотрю на нее. Две черные дуги - ее брови и арабский длинный нос, а глаза Ранги деви - теплые, черные, блестящие, две шалаграм-шилы, омытые слезами.
- Ранга, Ранга, - я целую ее, пытаясь успокоить, - не плачь!
- Я уже не плачу. Мы должны служить Бхагавану, каждое мгновение, мы должны служить своему духовному учителю. Мы должны служить Айс.
- Да, да, Ранга, не плачь,- испуганно обнимая ее, я пытаюсь ее успокоить.
И Ранга умолкает.
- Калинди, - вдруг говорит она, прерывая это молчание, - Айс очень любит тебя, я очень тебя прошу, порадуй ее, слушайся ее, Калинди. Сейчас ты помогаешь мне, но твое служение не в этом. Калинди, ты поможешь ей расписать храм. И ты должна проповедовать, Калинди.
***

Январский холод жег мне руки, и я натянула перчатки. Холодное солнце поднималось все выше. Во дворе стояла широкая деревянная тачка с погруженными на нее коробками книг. Индийский мальчишка, тот самый, что по вечерам приносил нам молоко, таскал и складывал новые книги. Мы отправлялись на Манаси Гангу продавать духовную литературу и приглашать индусов в матх.

- Мень Гуру жи ка сева карти хун, - по слогам произнесла Ранга деви, - Я служу своему духовному учителю. Повтори!
- Мень Гуру джи ка...сева.. карти...
- Хун, - дополнила она.
- Хун, - согласилась я.

Сундари Манжари, сверкнув сережкой в носу, с рупором в руке гордо смотрела вдаль.
«Через 5 минут мы начнем», - сказала она, - «Все собрались?»

И поднеся к лицу рупор, она выдохнула в него свою прану и запела на хинди:

«Мои братья и сестры, повторяйте святые имена Хари! Вы растрачиваете свою жизнь в плену иллюзии, в океане материальных радостей и страданий поднимаясь на поверхность и опускаясь на самое дно. Поймите лишь, что вы - слуги Бхагавана, и от звука святых имен ваше тело затрепещет в духовном экстазе, а слезы любви ручьями польются из глаз!»

И наша процесиия из 15 женщин в разноцветных сари и чадарах, под гулкие удары мринданги и тонкий звон каратал качнулась вперед по пыльной дороге.

Пахло старой заношенной одеждой и печеными пончиками голгопами, которые торговцы доставали из стекляннах «аквариумов» и накладывали желающим в тарелочки из прессованных банановых листьев. Торговец проламывал в хрустяем пончике стенку и заполнял его острой приправой из точеного картофеля, перемешанного с овощами, чили и коричневым соусом, напоминающим соевый. Вокруг продавца толпились индусы. Они закидывали в рот голгопы и рассматривали нас с головы до пят остановившимся взглядом городских коров, праздно слоняющихся по улицам.

Мы свернули за угол, и перед нами простерлась дорога на Говардхан. По одну ее сторону высилась стена из кактусов и колючих кустов, и из которых там и сям торчали наглые обезьяньи морды. Наметанным глазом они отслеживали кульки с орехами или бананами в руках прохожих. По другую сторону дороги в нескончаемый ряд сидели нищие с металлическими тарелками для подаяний. Их нищета была картинно натуралистичной. Растрепанные волосы и разорванная, серая от заношенности и пыли одежда. Нищие сидели на корточках и мирно лапотали друг с другом на хинди. Как только из-за угла показывался толстый и богатый индус, они слеталсь стаей, окружали его, ныли и совали ему под свои железные подносы.

Наша процессия плыла вперед по дороге, оглашая их киртаном о смысле бренной жизни, о любви к Бхагавану и вздымая подолами сари вековую пыль святой Дхамы:
- О Бхагаван, из жизни в жизнь я рождаюсь и умираю - иногда человек, иногда животное, иногда птица, червь или насекомое. Но, кем бы я ни родился, позволь мне помнить о Тебе...

Молодая, но уже беззубая женщина прижимала годовалого ребенка к свой впалой груди и жалобно мыча, протягивала прохожим пустую ладонь. Маленкая босая девочка у храма с напудренным голубой пудрой лицом и подведенными каджалом глазами, одетая в золотое парчовое платье, украшенное для пущей убедительности елочной мишурой..Она изображала божество, держала в руке павлиньи перья и мерзла. Худошавые студенты в синих свитерах и брюках, они с горящим глазом подходили постоять рядом с нашими белыми телами и опробовать на нас свой хинглиш.

- Мы служим своему духовому учителю и продаем его книги. Пожалуйста, купите эти книги. Это очень хорошие книги, они приносят счастье...

Студенты с умными лицами листали Бхагавад-гиту, с любопытсвом смотрели нам в глаза и ухмылялись.

Худой, согбенный бабаджи с камандалой в одной руке и палкй от обезъян в другой. Такие худые ноги, что на месте колен - костяные шары. Шафрановая простыня, обернутая вокруг худосочного тела, словно мумифицировавшегося от жары, тряпица, вокруг головы, бамбуковая палка – проверенное веками оружие от назойливых обезьян, четки и камандала (в народе бидон) – вот полный комплект бабы. Жизнь бабы проста как привет. Предайся Бхагавану, и Бхагаван позаботится обо всем остальном.

Баба подошел к нам и взял со стола «Према-сампут» на хинди. Он молча разглядывал обложку. Титульный лист был проиллюстрирован Айс.
Эта книга стоит всего 20 рупий, - хищно улыбаясь бабе, бодро начала я, - это замечательная книга, всего двадцать рупий - это ли цена за бессмертное творение великих ачарьев (опыт работы по привлечению клиентов, будь он неладен, оставил во мне свой неизгладимый след), всего 20 рупий, и ваша жизнь, баба, обретет смысл и исполнится подлиным счастьем.. Только взгляните на это прекрасное издание с глянцевой обложкой..

Баба недоуменно посмотрел мне в глаза, молча взял из моих рук книгу и прижал ее к груди. Его лицо стало умоляющим и скорбным. Жест, которым он, обнимая, прижимал к себе книгу, был наполнен той трепетной нежностью, с какой матери прижимают грудного ребенка, который еще не держит головку. Я, глядя ему в глаза, я забыла, что я хотела сказать. Мне вдруг показалось, баба расплачется и будет безутешен, если я не отдам ему книгу. Конечно отдать, ведь баба нищ..
Я дернула Рангу за рукав:
«Ранга, у бабы нет денег, он хочет эту книгу.»
Ранга, бросив короткий взгляд на бабу, чуть заметно мне кивнула, я в свою очередь кивнула бабе, и баба, обвядя меня растерянным взглядом, все прижимая книгу одной рукой, с камандалой в другой, побрел дальше. Никто не заметил нашей выходки. А мне захотелось поговорить с бабой. Мне хотелось прочесть эту книгу и узнать, отчего он прижимает ее к сердцу, но книга была на хинди, а баба потерялся в толпе...Мое дело было – продавать, и я вновь метнулась в толпу:
- Прабху джи, плиз, пойдем со мной, посмотри, у нее есть интересные книги, она говорит на хинди. Купи у нас книгу, прабху джи, и будет тебе счастье.

Как теленок с перломутровыми глазами, подернутыми поволокой, тучный индус в перстнях пошел на мой голос...

- Калинди, - шепнула мне голландская Яшода, засушенная как кузнечек женщина средних лет, - ты можешь так не стараться, ты с таким же успехом то же самое говори на немецком или даже на русском – они все равно не понимают ни одного твоего слова на английском языке, им нравится твоя мимика, ты так хорошо прыгаешь. Прыгай дальше.

В пестрых сари, звеня ножными колокольчиаами и браслетами на руках, мимо проходила стайка индусок. Они галдели на хинди, одна из них несла на руках малыша с подведенными сурьмой глазами, другая вела мальчика за руку.

-Э, матаджи! Матаджи... – я разбила стаю и оказалась в самом ее центре, - матаджи, плиз кам..Посмотри, матаджи, какие красивые картинки, эта книга сделает тебя счастливой, она изменит твою жизнь! Почитай ее ребенку, сказки на ночь! Матаджи..
Индуска приветливо и печально улынулась и покачала головой .. наи.. наи.. нет.. нет.. Они переглянулись между собой, и, качая головами, прошли мимо.
«Как это странно, еще ни одна индийская женщина за целый день не купила у нас книги.. А мужчины покупают, - подумала я, глядя вслед удаляющейся пестрой стае. Они уходили в закат как «табор уходит в небо» - непонятная грусть разливалась повсюду вместе с золотистым вечерним светом, а солнце обнимало их своими лучами, играя золотом их сережек и браслетов. Золото исступленно сияло и слепило глаза.
«Как все-таки индусы любят и уважают это золото...Золото! На Ранге совсем нет золота, а она ведь индуска! Вот что странно!» - эта мысль меня так поразила, что я чуть не подпрыгнула на месте.
- Ранга, ты говорила, что твой муж занимается золотым бизнесом?
Да, это правда, - тихо ответила она.
- А где же все твое золото, Ранга? – воскликнула я.
- Я не люблю золота, - произнесла она, отводя взгляд.

И от ее ответа у меня словно что-то тяжелое упало внутри. Она так ответила, что спрашивать еще было просто неприлично и неловко. И я вновь кинулась рассекать нескончаемый поток паломников, мотоциклисклистов, враджаваси и белых коров, выхватывать застывшее в прострации лицо и, словно цыганка, уговорами и лаской зазывать их. Я барахталась и плавала в этом потоке из людей, выныривала наружу и причаливала с новым индусом к книжному столику Ранги. Я потерялась во времени и охрипла. Девченки, которые собирались нас подменить после обеда, куда-то запропали, а мы даже не обратили внимания.

Пожилой индус в почтенных сединах, седые волосы из ушей и очки в роговой оправе, покупал несколько книг и отсчитывал деньги Ранге. Подождав, пока он уйдет, я спросила ее:
- Ранга, кажется, мы остались совсем одни, кажется, за нами никто не придет. Наверное, нам с тобой тоже пора домой.
- Я буду стоять здесь для Айс, - спокойно ответила она.
Рангадэви сказала это очень тихо и мягко, но голос ее звучал непреклонно.
- Калинди, - проговорила она после короткой паузы, - я знаю, ты очень устала, возвращайся без меня.
- Нет, - отчаянно воскликнула я, если ты не пойдешь, я буду стоять с тобой, я не уйду без тебя.
- Ранга улыбнулась мне такой милой и благодарной улыбкой, что мое сердце кольнуло от нежности.

Солнце садилось все ниже и наконец скрылось совсем, оставив напрощанье розовое марево в небе. Ранга что-то объясняла на хинди очередному индусу. Проводив индуса, она взглянула на меня и сказала, что теперь уже действительно поздно и пора возвращаться. Мы собрали книги в коробки и погрузили на тележку, а наш рикша, который всеь день околочивался неподалеку, то дремал, то наблюдал за нами – очнулся от дремы и стал разворачивать телегу по направлению к храму.

Харибоол! – поедая меня взглядами и глумливо ухмыляясь, кричали молодые черные индусы.

- Калинди, - прошептала Ранга, - не смотри мужчинам в глаза.
«Эй! Вич кантри? Вич кантри?» - не отставали хиленькие паццанчики в дешевых индийских джинсах.
- Не отвечай им, видишь, они смеются над нами.
«А если дать в зуб тому, кто громче всех смеется? Почему индийские женщины молча терпят все это?» - подумала я, но Ранга, покачав мне головой, прошла мимо них, опустив глаза, и я последовала ее примеру.

Мы возвращались усталые и еле волокли ноги. Лишь только мы переступили порог комнаты, я упала на кровать. На встроенной в стене полке стоял портерет духовного учителя, изображения божеств и фотография Айс. На фотографии Айс сидела на скамейке в каком-то аэропорту. Над ней возвышались дорожные сумки и ее холсты. Айс в бежевом свитере и белом сари поверх свитера ежилась от холода и была похожа на замерзшего воробушка.

- Я пойду помогу Айс, - сказала Ранга, - наградив меня своей жасминной улыбкой, я улыбнулась в ответ...и вырубилась.

Утром голандская Яшода сказала Айс:
- У нас купили так много книг не потому, что кто-то серьезно заинтересовался ими. Мужчин интересовали не книги, они смотрели на Калинди, потому что она молодая, симпатичная, она улыбалась им и разговаривала с ними. Она не должна им улыбаться, если она брахмачарини.
- Только святые личности приходят к Богу с чистыми мотивами. Обычных людей привлекают женщины, деньги и подобные мирские вещи, - невозмутимо ответила Айс.

Я сидела в комнате Ранги. Тихо тикали часы.
- Калинди, я так несчастна, - вдруг промолвила Ранга.
Я взглянула на нее, на глако причесанные черные волосы и влажные черные глаза..
- Но у тебя же все есть. У тебя же есть муж и дети, и ты же любишь их, Ранга, разве нет? И ты богатая, ты живешь в Америке! Вспомни нищих у Манаси-Ганги! У них нет денег даже просто на еду и одежду... Да даже и не нищих - спроси любого индуса - он с радостью променяет свою жизнь на твою. Почему же ты плачешь, Ранга?
Тежелые слезы катились по щекам Ранги и капали на грудь.
- Калинди, я несчастлива. В юности меня выдали замуж за богатого индуса, потом он увез меня в Америку. Ему не нужен мой индийский Бог, он не понимает моих слез. Когда я сплю с ним, он дает мне деньги, а если отказываюсь спать – перестает их давать.
- Но твои дети? Они не хотят вернуться в Индию? Им не интересна твоя религия?
- Нет, совсем нет. Я много раз звала их с собой...Но их интересуют лишь компьютерные игры, дискотеки, интернет..
-Ну они пока только дети..
- Калинди, - выдохнула она - я увидела своего Гуру, я смотрела на него и плакала. Он спросил меня: «Почему ты плачешь?» Я расплакалась еще больше и сказала «Я хочу быть с Вами, пожалуйста, возьмите меня с собой».
- А он? – мое сердце заколотилось от волнения.
Лицо Ранги было мокрым от слез.
- Он сказал «Очень скоро ты будешь со мной»...И каждый год я приезжаю сюда и прошу его забрать меня с собой, разрешить мне уйти в монастырь и заниматься там служением Богу.
- А он?
- А он отвечает, что мое служение - воспитать хороших детей. Но мои дети уже почти совершеннолетние... но я знаю, этот момент скоро прийдет, я знаю, я буду очень терпеливой, я буду делать все, о чем попросят меня вайшнавы, и я оставлю свой дом и наконец приеду сюда навсегда.
***

Айс сидела за мольбертом. Было тихо.

- Айс, через месяц я вынуждена уехать, мне нужно поставить стикер на билет, зафиксировать дату вылета, - сказала я, прислонившись к белой, почти госпитальной стене ее комнаты.

Мои деньги заканчивались, и по моим расчетам я могла позволить себе еще только месяц проживания в храме на Говардхане. Мы жили как группа художников не на территориии самого мужского монастыря, а гестхаузе, доме напротив, и платили менеджеру храма за проживание ежемесячную плату.

- Май завтра едет в Дели, тебе не обязательно ехать самой, просто отдай ей свой билет и паспорт, и она все сделает.
- Айс, вы говорили недавно на лекции про сукрити, духовные деньги, Но скажи на милость, что же делать нищим? – спросила ее я, с трудом преодолевая желание сползти на пол по стене.
- Им надо молиться и плакать, - Айс бросила на меня внимаельный взгляд изподлобья и улыбнулась уголками губ, - молись и плачь. И деньги упадут с неба.
- Я уже помолилась, - ответила я, - И поплакала. Я помолилась и поплакала, а они не упали.
- Иди еще помолись и поплачь.
- Ну, ладно, ок, - недоверчиво взирая на Айс, согласлась я и отправилась в соседнюю комнату, где я жила с Рангой деви.

Ранга лежала на своей кровати, усталая и измученная этим днем. Я уселась на кровати напротив и, устремив взгляд в портрет Гуру, стла тихо молиться и нехотя плакать.

Ранга лежала молча, а потом вдруг обратилась ко мне, и голос ее звучал устало:
- Калинди, завтра я улетаюв Америку. Я не хотела говорить тебе раньше времени. Но мой муж позвонил мне, он хочет видеть меня дома, он очень зол на меня за то, что я осталась здесь.

Это ее признание прозвучало как гром среди ясного неба. Мне казалось, мы неразлучны уже несколько лет. И эти дни, когда мы были вместе, эти вечные натирания полов, дверей, это распространение духовной литературы, стрирка и уборка – вместе с ней я забывала об усталости. Ее любовь согревала меня, вселяла в меня веру и надежду. А теперь появился тупой безотчетный страх.

Я вышла из комнаты Ранги и вернулась в комнату Айс.

- Айс, там Ранга... она плачет..
- Она все время плачет, - спокойно ответила Айс.

Так наступила ночь. И я не помню, как я заснула.

Я знала, что этот день настанет, и когда-нибудь она уедет, оставив меня наедине с американскими девицами, моя Ранга деви. И вот, эта комната, она стала голой, Ранга собирала вещи, она отклеивала постеры со стен, как отрезала кожу.

А что было дальше.. Ранга уехала, а я плакала очень долго.. Айс пыталась меня отвлечь:
- Божества, которые ты расписываешь для мененджера храма, уже готовы, на, посмотри, ты можешь ему их отдать, ему понравится..»
Я сидела на лестнице, мои слезы падали и разбивались о маленькие фигурки из камня у меня в руках. А потом кто-то взял их из моих рук.. Все было как в бреду, и я рыдала, пока не выдохлась и не уснула на кровати Ранги деви. Я помню, что вдруг вскочила на кровати оттого, что Айс вошла в эту комнату .. ее тревожное и внимательное лицо....и я снова упала и провалилась в сон...

Наутро был мутный день. Я села на перила лестницы и поехала на попе. Соскочила на пол, чуть не врезавшись в Май, высокую курчавую служанку Айс.

- О, Калинди, ты-то мне и нужна, нам надо поговоить с тобой..
- О моем билете?
- Да и о билете, но прежде всего об оплате комнаты ближайшие 4 месяца и оплате ...

Май присела рядом на ступеньку, прищурилась и продолжила:

- Ранга была сама не своя, всю ночь она провела в комнате Айс, она рыдала не переставая. Накануне ее отъезда я разбирала вещи Айс и обнаружила в ее вещах золото, цепочки, серьги, кольца, браслеты, целая куча золотых украшений - это целое состояние! Ранга знала, что Айс никогда не возьмет этого от нее, поэтому подложила все это ей незаметно в надежде, что мы не успеем обнаружить этого до ее отъезда. Но я нашла совершенно случайно, Айс сказала мне, чтобы я также незаметно прокралась в вашу комнату и вернула все украшения. И я опять спрятала их в багаже Ранги.

- Так она все свое золото отдала Айс? Она никогда не носила его, удивительно, что ее муж занимается золотым бизнесом..
- Да, - помолчав, сказала Май.

- Что же мне делать, Она заплатила за меня деньги? Мне так стыдно. Мне нечем ей ответить, нечем отплатить, как же мне быть? Я теперь не смогу спокойно спать.
- Успокойся Калинди, воспринимай это как зарплату за твою хорошо выполненную работу. Ведь ты работала у себя в России и получала зарплату. Думай, что это такая зарплата тоже.
Май улыбнулась и обняла меня. И немного успокоившись от этого объятья, я села на перила и поехала вниз.

Айс сидела на газоне в лотосе и читала мантру. Белое на темно-зеленом - как флаг.
Вечер опустился на Говардхан, заливая синевой все краски дня, и сари Айс начинало светиться своей белизной в этой вечерней синеве.
Айс, - обратилась я к ней.
Что? - лукаво улыбнулась мне Айс.
- Айс, ты знаешь, что Ранга...
Айс заулыбалась шире..
- Да, она заплатила за тебя.
- Она сама не смогла остаться здесь, но заплатила за меня, чтобы я жила... Айс, мне не по себе от этого. Чем я отвечу ей, Айс? У меня ничего нет, чтобы дать ей взамен.
- Просто будь хорошей, - игриво ухмыльнулась Айс, отвернулась от меня и принялась повторять мантру.

Я посмотрела на небо...Томная дева с пятнами от слез на лице, над Говардханом поднималась золотая луна.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 1.3.2018, 23:55
Сообщение #2


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Вас удивит, но мои первые полгода в Индии, которые я в основном проводила за чисткой картошки и туалетов, были самым ярким опытом в моей жизни. А моя жизнь, на взгляд сторонего наблюдателя, полна интересных опытов совсем другого рода.

Никакая любовь не сравнится с любовью к Гуру и вайшнавам. Никакой секс не сравнится с удовольствием, которое испытываешь по время расичного киртана или настоящей медитации.
Это мой опыт. Я уверена в нем на сто процентов.

Я не все успела написать в рассказах и не всегда так, как хотела бы. Но надеюсь еще написать.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 00:02
Сообщение #3


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Вриндавана чандра


Когда я открываю глаза, я слышу пение. Утренний холод струится поверх шерстяного чадара, укрывающего мое тело. Пять утра, комната еще темна, и окна закрыты ставнями. Это пение раздается с первого этажа, потому что на первом этаже Рупа-Санатана Гаудиа Матха началось арати, монахи поют храмовым Божествам:

«Пожалуйста, просыпайтесь, Радха и Кришна! Одарите мир своим милостивым взглядом, пробудите божественную любовь и в моем сердце! Пока вы спите, все души в этом мире спят, погруженные в иллюзию. Но с вашим пробуждением просыпается весь мир.»

Раннее утро, и солнце еще не поднялось над городом, только его несмелые лучи крадутся по крышам. Каменная узкая улица с трехэтажными домами - здесь пение уже раздается повсюду, из каждого окошка сочится аромат благовоний. Закутанная в чадар, я иду мимо, касаясь руками стен.

Али мохе лаге Вриндавана нико
Али мохе лаге Вриндавана нико

«Здесь в каждом доме поклоняются Туласи и Божествам, - поет Мира, - О чистые воды Ямуны, о реки йогурта и молока! Мой друг, я так люблю Вриндаван. На драгоценном троне моего сердца сияющие Божества в коронах, украшенных Туласи. От кунджи к кундже бежит лотосоокая Радха, заслышав звуки флейты Кришны.»

Вриндавану более 5000 лет. 5000 лет назад здесь был волшебный лес. А сейчас его называют городом пяти тысяч храмов. Со средневековыми узкими улицами и открытой канализацией.
Я иду по узкой улочке в своем сари в мелкий цветочек. Слева возвышались стены домов, с подъездами. К каждому подъезду ведет крыльцо со ступеньками. Под каждым из таких крылец, от подъезда к подъезду течет узкая черная канализация, источающая гнилостную вонь. В Калининграде мы зовем такие канализации «Говнотечка». По утру целая колонна писающих и какающих мальчиков выстраивается вдоль индийской говнотечки. Дети писают спокойно и иногда, писая, машут проходящим европейцем рукой, мол, привет, как жизнь… Очень деловито рядом пристраиваются на корточках взрослые мужчины, они писают сидя, спиной к прохожим. Рвотный запах канализации соединяется в воздухе с утонченными ароматами благовоний и натуральных масел, которыми умащивают статуи Богов в ближайших храмах. На базаре рядом торговки продают гирлянды из томных и холодных малиновых роз, гирлянды из бархатцев и колокольчиков чамели. Они расставляют свои огромные плетеные корзины, и цветочное благоухание разливается вокруг, тонет в грубых окриках рикш и обезьяньем стрекоте. Торговка продевает в гирлянды руку, и видно, что цветочные гирлянды тяжелы. Они холодны, в знойный день хочется зарыться в такие гирлянды лицом. Но в этот утренний холод содрогаешься от мысли, что тяжелая и холодная гирлянда окажется у тебя на шее.

- Нет, нет, - мотаю я головой, - мне не нужна гирлянда.

Я бегу мимо лавки с натуральными маслами, и незримое облако ароматов окутывает меня. Стеллажи с бутыльками всех расцветок, стеклянные дрожащие стены - я могла бы жить в таком магазине, целыми днями разглядывая на солнце цветные прозрачные пузырьки с духами, нюхая и изнемогая от удовольствия. Индусы смачивают ароматическими маслами ватные валики и кладут валики за уши. Уважающий себя индус на торжественном мероприятии, например индийский жених, благоухает как парфюмерная лавка. Во лбу тилак - знак принадлежности религиозной сампрадае, лоб покрыт ярко-оранжевой сандаловой пастой (естественно, благоухающей сандалом), очи подведены черным каджалом. Одежда его пропитана запахами ароматических палочек, которые зажигают в храмах перед Богами. Ведь уважающий себя индус как правило религиозен и в торжественный день найдет время для общения с Богами. Одетый в тончайшие расшитые шелка, он сверкает серьгами в ушах и кольцами на пальцах. Ну и понятно, на шее у него особый знак почтения - гирлянда из цветов. Индийского жениха можно нюхать бесконечно долго, пока не выветрятся все благовония. А натуральные благовония не выветриваются, даже если окунуть индийского жениха в индийскую говнотечку, парфюмерные запахи все равно победят. Джай!

Напротив парфюмерной лавки сверкают украшениями витрины серебряной… Огромные серебряные павлины, серебряные подносы и утварь для пуджи. А внутри, под стеклянной витриной, я знаю, серьги и кольца, самые красивые и необыкновенные. Но это коварное искушение меня минует, ведь я отправилась на базар не за гирляндами, не за духами или цацками.. нет-нет-нет…Сердце мое покорил индийский козинак…

Любимый мой ндийский козинак, он не раз скрашивал мне тоску по духовному идеалу.
О, круглый рыжий козинак, упрятанный торговцем от обезьян. Этот козинак делают из арахиса, который заливают гуром - тростниковым сахаром. Гур – это совсем не то, что подают в некоторых азиатских кафешках у нас, гур - это сладкая сладость, такая сладкая, что сводит зубы. Гур слаще сгущенки, карамели и сахара.
Представить, как сладок гур, можно только если выпить стакан тростникового соку. Этот сок продают на дорогах Индии. Такое странное приспособление, индийская гильотина для тростника, длинные стволы тростника перемалывают, и на выходе получается бледно-желтая похожая на подкрашенное молоко жидкость…Однажды из любопытства я решила это попробовать. И лишний раз убедилась, что не все подряд можно тащить в рот, такое приторное питье не для слабонервных. Но вот если его уварить наподобие леденечной тянучки и вплавить в него орехи – вот он, божественный козинак!

Продавец подает мне лепешку козинака, и весь мир становится добрым и благосклонным к моей судьбе.
Хрусть - и снова жизнь полна смысла. Вот оно, счастье.. Ласи и ладду, бурфи и гур…Сари мое такое легкое, что иногда мне кажется, что я совсем без одежды. Хрусть… как прекрасен этот мир, посмотри... Хрусть…Легкий ангел присел на мое левое плечо…

Что-то резкое оттолкнулось от плеча, я не успела понять, что случилось, но рука моя опустела… Я сделала шаг вперед - с плеча моего спрыгнула обезьяна, отскочила шагов на пять, и уселась прямо передо мной на дорожке. В лапе она держала большую половину моего козинака.

- Брысь! - крикнула я ей. Но коварная обезьяна косилась на остатки козинака в моем кулачке и, видимо, прикидывала, стоит ли ради оставшенгося огрызка повторить нападение.
Я очень боюсь обезьян. Как только я приехала во Вриндаван, день на второй или на третий на меня напала целая стая. До сих пор не могу забыть своего шока. Я поселилась в дхармошале, до которой нужно было добираться узкими улочками. Одна из таких улиц была постоянным местом обитания обезьяньих стай. Справа возвышались дома, а слева был двухметровый забор, на котором молчаливыми истуканами в ряд сидели обезьяны. Обычно я проходила мимо, а обезьяны так и оставались сидящими и безучастными. Но в этот раз одна спрыгнула и за ней обрушилась с забора вся стая. Эта большая обезьяна вразвалку подошла ко мне, опешившей от ужаса. Плечистый пегий самец, оттопырив алый зад и обнажив 15 –сантиметровые клыки, уставился на меня. Я застыла от неожиданности. Он обстоятельно вильнув задом пару раз, снова вскинул на меня дикие желтые глаза и дернул лапой за подол сари. Мол, ты кто такая, я тебя первый раз тут вижу.

Я от страха вжалась в закрытую наглухо дверь подъезда.

Для самок действия вожака словно стали сигналом к действию. Штук пять самок подскочило ко мне и давай дергать меня за сари. Остальная стая обступила меня со всех сторон. Ни единой мысли не успело проскользнуть в моей голове, как раздался женский крик:

- Калинди, беги!

И совсем рядом бухнулся кирпич. Увернувшись от кирпича, самки злобно застрекотали и переключили свое внимание в направлении, откуда упал кирпич. Самец издал клич, и вся стая помчалась на женский голос. Моя спасительница была в метрах 15 от меня и кинулась бежать прочь. Я рванулась в противоположную сторону по направлению к дармошале.
Краем глаза я видела, что на наши крики прибежал индус, стоило ему лишь поднять с дороги кирпич, как вся стая, голов 10 обезьян, мгновенно перевалила обратно за свой двухметровый забор. Говорят, обезьяны способны запоминать каждого человека в лицо.

В начале моего пребывания в Индии в религиозной миссии нас строго инструктировали, что по отношению к живым тварям Вриндавана мы должны проявлять себя крайне миролюбиво, помня, что в каждой ящерке, бурундучке, коровке, обезьянке или хрюшке заключается духовная душа. А так как все эти зверушки тут в святом месте на пмж, возможно, они гораздо духовнее заезжих европейцев. Оскорбишь зверушку – сама родишься зверушкой в следующей жизни, и не факт, что в этом самом трансцендентном месте. Вобщем, обезьян я пинать стеснялась. Но и не могла ходить мимо спокойно как индусы, словно это русские дворовые коты и собаки.

А вот Малика – единственная знакомая мне русская, которая объявила обезьянам войну и гоняла их с явным удовольствием. Однажды Джагад-Мохини позвала нас в гости на борщ, который после полгода в Индии воспринимался нами как явный деликатес, и попросила вместо опостылевших лепешек купить индийского белого хлеба в лавке. Мы купили хлеба, но Малика отвлеклась на кока-колу в соседнем ларьке. Подлая обезьяна воспользовавшись этой оплошностью, выхватила хлеб прямо из ее рук. Но Малика не растерялась, она погналась за обезьяной. Обезьяна запрыгнула на сарай. Малика приставила к сараю лестницу и живо вскарабкалась на сарай в сари. Обезьяна скакнула с сарая на крышу рядом стоящего дома. Малика, демонстрируя чудеса эквилибристики, в пару прыжков оказалась на этой крыше. Но обезьяна была сметливее и перескочила на крышу дома на противоположной стороне улицы. Малика, покраснев от ярости, схватила камень со своей крыши и, выругавшись по-русски, метнула подлой обезьяне вдогонку. Внизу восхищенно зааплодировала небольшая толпа индийских зевак. Хлеб ей вернуть все же не удалось, зато она снискала славу среди местных горожан.

- Мне нравится ходить с палкой и гонять их, - смеялась Малика.

Через несколько лет я узнала от ее мужа, что в Индии у нее начались слуховые галлюцинации. Ей стало казаться, что индийские животные, коровки и обезьянки разговаривают с ней, они говорят ей: «Ты нехорошая, уезжай отсюда! Уезжай из Индии!» Она стала путать имена людей, перестала узнавать знакомых и в итоге оказалась в питерской больнице. Индийские поверья обладают особым шармом, когда кто-то рассказывает тебе их при свечах в маленькой комнатке в ночной тишине. Но когда поверья оживают, когда зверье говорит человеческим голосом, а ты просто сходишь с ума, ожившая сказка про звериные души из увлекательной истории перерождается в весьма конкретный психиатрический кошмар.

Вриндаван - живой. И сама Индия как пульс. Эта земля реагирует на наши мысли и желания как «Зона» в фильме Тарковского «Сталкер». Я знаю, что все желания сбываются, но обычно в жизни это происходит очень медленно, возможно через несколько лет, когда желанное уже нежеланно, сбывшееся желание становится обузой. Но в Индии пугает быстрота, с которой мир, вселенная, Бог реагирует на твои мысли и желания.

- Харибол, Яшода! - здороваюсь я со знакомой голландкой. Она идет по базару с большой хозяйственной сумкой.
- Крипая рупаэ.. рупаэ..- слышим мы слабый стон за спиной.
Сквозь толпу за нами плетется нищая индуска…
- Эк рупаэ, матджи (Пожалуйста, дай мне хотя бы рупию), - жалобно стонет она беззубым черным ртом. На глазу у нее голубое бельмо, видит ли она что-то вторым глазом…
Яшода роется в кошельке.
- Нет мелочи! – восклицает она отчаянно.
- Асте!- кричит нам рикша сбоку.
Толпа обходит рикшу, люди задевают нас локтями.
- Асте!! Асте!!
Яшода вынимает из кошелька купюру в сотню рупий и сует ее в руку нищенки. Она медленно склоняется над купюрой и несколько мгновений рассматривает ее бельмом:
- Джай Бхагаван! (Слава Тебе, Господи!) - покорно кивает она головой и плетется себе дальше.

Глядя на нее, я думаю, что Кришна большой шутник. Что все эти странные истории - его произвол.

Лой Базар кончается. И впереди ворота в Нидхуван. В саду Нидхуван деревья танцуют, их ветви склоняются к земле, стволы их скручены и украшены алым порошком кункумы. А забираешься под шатер из ветвей - мягкая пыль Вриндавана нежно касается стоп. И тихо. Обезьяны скачут над головой, а у дерева стоит данда, большая палка. А может, кто-то приходит посидеть здесь в одиночестве, и данда охраняет его покой. Может, кто-то закрывает глаза и видит все, чего не вижу я, а этой дандой он привык отгонять обезьян, которые мешают его медитации…Я оставлю ему послание веточкой на земле)

В саду Сева-кундж деревья маленькие, словно карликовые, кроны деревьев, образующие шатер, словно хотят скрыть что-то от моих глаз. Сад Сева-Кундж - сердце Вриндавана. Стены, окружающие его, и дорожки выложены мраморными плитами, на каждой плите – стих из «Радха-Раса-Судханидхи» - «Океана любви Радхи и Кришны». Здесь самадхи святых, Рупы Госвами. Сева-Кундж закрывают на ночь. Весь сад прочесывают, пристально следя, чтобы ни одна живая душа не осталась здесь ночевать. Ночью сад покидают даже обезьяны, потому каждую ночь Радха и Кришна приходят сюда танцевать. Мне рассказывали, что пронырливые белые, желая обмануть служителей Сева Кундж, прятались под деревьями ночью. И пережившие ночь, они сходили с ума или исчезали навсегда.

Но кто-то невероятный тихонько приоткрыл дверь в волшебный сад, и сквозь щель в мою жизнь просочился таинственный свет, сквозь эту щель я не увидела, а больше почувствовала, что там происходят удивительные вещи, что там изумляющее воображение красота. И только я захотела войти - как дверь захлопнулась наглухо и вокруг воцарилась кромешная мгла. И вот снова все как было - друзья, родители, работы и хобби, мужчины и женщины - вот оно, все то же, но словно оно стало вдруг тьмой и воем. Можно биться головой о стену и проломить в ней дыру, но дверь не откроется.

Сердце мое разрывается от тоски, от слепоты моих глаз. Из всех ужасов жизни самый ужасный в том, что никогда-никогда, НИКОГДА мой Бог не сойдет с алтаря ко мне, он не улыбнется мне, он не заговорит со мной. Ни один святой не пожалеет меня. Моя жизнь пройдет в серости и тоске точно один и тот же день, который тянется вечно. Как мне объяснить, отчего я страдаю, тем, у кого есть дом и кров, кто любит свою семью, друзей и близких, работу, путешествия, интеллектуальный труд и творчество и комфорт ума, - почему, бесцельно слоняясь по Вриндавану я так счастлива и так несчастна?

Я слышала, один белый преданный Кришны, который долго жил во Вриндаване, утопился в Ямуне от того, от того что не мог увидеть Вриндаван сердцем. А я все еще живу. Значит я лгу. И бесконечно белые кришнаиты, приезжая во Вриндаван, рвут свои паспорта, сжигают их, швыряют в святую реку Ямуну. Я вижу их безумные лица здесь, в индийской толпе.

- Я живу здесь уже четыре года, говорит мне Анита, - а для индусов я все равно белая, чужая…

- Свагатам, свагатам (проходите, пожалуйста), - говорит мне пуджари в храме Радха-Дамодар.
Незнакомые индийские прихожане улыбаются мне. Даршана нет, я пришла поздно, штора на алтаре завешена плотно, и я не увижу Божества. Солнце садится, и его прощальные рыжие лучи играют на стенах харама.
- Идхар, садитесь здесь, - указывает мне пуджари место на полу, рядом с другими индусами.
Меня хотят покормить. Я послушно сажусь на пол. И передо мной кладут тарелку из прессованных листьев, наваливают огромную кучу риса, кладут вареные овощи, картошка и тыква, шпинат, острая приправа и сладкий гулаб-джамун) Я ем аккуратно, двумя пальцами правой руки, а соседи по полу улыбаются мне.
- Вкусно? - Спрашивают меня.
- Бохот ача! Очень вкусно, - с готовностью отвечаю я, благодарно принимая в себя острую еду. Божество Радха Дамодара позаботилось обо мне.

И я не помню, какой сейчас день и какой месяц. Я не помню, будни сейчас или выходной. Происходит это месяц назад или 10 лет назад. Мне все равно. Я хотела бы потерять время.

Но наступает вечер. Деваки позвала меня в один индийский дом, где сегодня поют и проводят пуджу.
- Ты никогда раньше не была на вечерних пуджах Премонанды Прабху? Пойдем!
Это небольшой домашний храм, здесь собрались брахмачари, русские и другие белые паломники, приехавшие на Карттику.

На металлическом блюде зажгли огонь. Мой взгляд следит за огнем, а музыка звучит во мне. И комната пропала, остались только голоса и звуки мриданги, глухие и гулкие. И вот перед моим взглядом – Радха и Кришна в розовых одеждах. Радхарани в розовом одеянии, и словно все от этого окрашивается в розовый, она стоит неподвижно, Кришна очень резво танцует вокруг нее и играет на флейте. Они живые, совершено живые. Я смотрю на них, боясь вздохнуть. Я понимаю, что то, что я вижу-очень странно!
«Только не пропадайте,» - думаю я.
И тотчас же они исчезают.

Я снова в комнате, освещенной лишь жертвенным алтарным огнем. Монахи предлагают огонь Божествам на алтаре. Я испуганно подползаю к Божествам ближе, нет, я не их видела только что, это другие Божества. Это были Божества, которые вдруг ожили

Лицо Прабхуджи непроницаемо, он скользнул по мне взглядом у вновь устремил его на алтарь. Может, он гипнотизер? Точно, все дело в нем! А может, не в нем? А может быть, я просто заснула, иначе как объяснить это? Скорее всего, я просто устала, и я заснула всего на минуту. Хотя я совершенно четко осознавала все, что происходит вокруг, я чувствовала вокруг людей и слышала звуки мриданги. Я словно провалилась в какое-то другое измерение.

Много лет я думала, если я расскажу эту историю, мое видение не вернется никогда. Но прошло много лет, оно и так не вернулось. Я могу только вспомнить, что это действительно было. Я знаю, что если Бог не захочет, не важно, что я делаю и как себя веду – он никогда больше не придет. Никогда. Можно молиться, можно выплакать все глаза. Кришна независим, и что может сделать чужестранка, которая ему совсем не близка.

Однажды мой знакомый сидел в московском храме на полу перед Божествами. И вдруг Божество повернуло голову по направлению к нему. От такого, наверное, волосы седеют. Вот оно, Божество, сделанное из латуни, одетое в шелк, в гирлянде из цветов. Вдруг оно повернуло голову к тебе и снова повернуло голову обратно, снова глядит перед собой. Жена запретила ему рассказывать об этом, но он не удержался и случайно мне рассказал. Она сидела рядом и напряженно, тревожно молчала.

С тех пор я все жду, когда Божества сойдут ко мне с алтаря. Я знаю, что практически никогда ни к кому они не сходят. Но почему-то я все этого жду. Враджаваси считают домашнее Божество, Тхакурджи членом семьи. Тхакурджи может являться во сне, может шалить и как домовой проказничать дома.А еще он может сойти с алтаря и обнять тебя.

А Малини в юности была пуджари в храме ИСККОН. Ухаживала за Божествами Нитьянанды и Гауранги. ИСККОНу принадлежал тортовой цех, где кришнаиты изготовляли вегетарианские тортики. Перед тем, как продавать или раздавать тортики прихожанам, их предлагали в качестве подношения Божествам. Однажды другой пуджари, который каждое утро и каждый вечер одевал и раздевал Божества, прибежал к Малини с круглыми глазами.
- Малини! На Божества не налазят дхоти! Божества потолстели!
- Потолстели? Что ты такое говоришь?
- Пойдем, взгляни сама!
Пуджари подвел ее к Божествам.
- Вот! Вчера эти дхоти еще было им впору, а сейчас!? Посмотри сама! Одежда на них не налазит!
Одежда и правда была мала латунным изваяниям Богов. Чудеса!
- Что же мы будем делать? Теперь вся одежда этого размера им мала! Придется заказать одежду на размер больше!
И они выписали одежду на размер больше.
А через год закрылся тортовой цех. И спустя какое-то время пуджари снова прибежал к Малини с круглыми глазами.
- Божества похудели, Малини! Вся одежда сваливается с них!!!

Жизнь скучна без чудес. Без проказ и проделок Кришны. Зачем она, такая… Мои Боги – ведь я видела вас? Ведь вы не приснились мне?

Я выбегаю на узкую улицу. Мне необходимо понять… что это было... День уже прекратился, солнце ушло, но еще не темнеет, невнятное то ли голубое, то ли серое небо. Это время суток называют сандхи, день сменяет ночь. На улице нет ни души. Так тихо, только звуки киртана мчатся мне вслед.

Улица такая узкая, что если развести в стороны обе руки, они упрутся в стены. Улица такая безлюдная и тихая, небо такое неподвижное и неясное, что мне тревожно. Я возвращаюсь в свою комнату в дхармошале. Вдруг из-за поворота показывается свиноматка с потомством. Свиноматка весом в центнер а то и два невозмутимо движется на меня. Поросятки семенят следом. Улица узкая, и свиноматку мне не обойти. По обе стороны открытая сточная канава. Я отскочила вправо и вжалась дверной проем в стене. Свинья с достоинством прошествовала мимо. Похрюкивая, за ней пробежали поросятки. Хрюши - санитары Вриндавана, все, попавшее в открытую канализацию, съедают хрюши. И счастливые, они плещутся в черном канализационном дерьме.

Вриндаван мистичен. Вриндаван - не место на карте. Этот пыльный занюханный городок с пестрым шумным базаром, коровами на улицах и толстыми чушками, удручающе облезлые памятники древней архитектуры, открытая зловонная канализация, пыль и жара. Вриндаван как мерцающий мираж проступает сквозь эти облезлые стены, сквозь столбы желтой пыли, поднимаемые рикшами на дороге.

"Гопешвара винодини вриндавана чандра" - пели в чьем-то доме по соседству.

Тяжело и медленно над Вриндаваном поднималась сияющая полная луна.

* Вриндавана чандра- "луна Вриндавана", это одно из имен Кришны. Потому что Кришна прекрасен словно сияющая в небе полная луна. Я еще он из лунной династии (только не говорите жителям Вриндавана)))


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Franc X
сообщение 2.3.2018, 10:10
Сообщение #4


инспектор сектора совести
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 9872
Регистрация: 10.10.2005
Из: Институт развития весны
Пользователь #: 1214
Благодарили 28942 раза




Репутация:   2289  


Цитата(Kalindidevi @ 1.3.2018, 23:55) *
были самым ярким опытом в моей жизни

но по сути именно опытом-то они и не были (IMG:https://forum.hari-katha.org/style_emoticons/default/hi.gif)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 10:31
Сообщение #5


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Цитата(Franc X @ 2.3.2018, 11:10) *
но по сути именно опытом-то они и не были (IMG:https://forum.hari-katha.org/style_emoticons/default/hi.gif)



Вы что имеете в виду?
Про чистку картошки и мытье туалетов вы можете почитать на прозе ру по моей ссылке. У меня нет цели выложить на этом форуме мои рассказы все до единого)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Franc X
сообщение 2.3.2018, 11:07
Сообщение #6


инспектор сектора совести
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 9872
Регистрация: 10.10.2005
Из: Институт развития весны
Пользователь #: 1214
Благодарили 28942 раза




Репутация:   2289  


Цитата(Kalindidevi @ 2.3.2018, 10:31) *
Вы что имеете в виду?


Я имею в виду, что это не стало прошлым.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 11:17
Сообщение #7


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Почему вы так считаете?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Franc X
сообщение 2.3.2018, 11:33
Сообщение #8


инспектор сектора совести
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 9872
Регистрация: 10.10.2005
Из: Институт развития весны
Пользователь #: 1214
Благодарили 28942 раза




Репутация:   2289  


Цитата(Kalindidevi @ 2.3.2018, 11:17) *
Почему вы так считаете?


Это то, что Вы не считаете.
Не подсчитываете.
Не высчитываете.

Дазайн альс дас ист.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 11:39
Сообщение #9


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Ich habe keine Ahnung, was Sie meinen. Also sagen Sie bitte direkt. Зачем играть в слова, если можно сказать прямо?


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
letka-lenka
сообщение 2.3.2018, 12:31
Сообщение #10


ясный день
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 5955
Регистрация: 5.6.2004
Из: Гуру-крипа
Пользователь #: 182
Благодарили 10146 раз




Репутация:   1208  


Was fuer eine Vergnuegung euer Deutsch zu lesen. (IMG:https://forum.hari-katha.org/style_emoticons/default/smile.gif) mmmmm... (IMG:https://forum.hari-katha.org/style_emoticons/default/wub.gif)

Als ich verstehen kann, lieber Frank hat alles gerade und vuellig gesagt. Nicht war?

Абсолютно ясно и понятно, что этот твой (можно на ты?) опыт - непосредственное настоящее.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 12:36
Сообщение #11


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Цитата(letka-lenka @ 2.3.2018, 12:31) *


Ach so suess)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jack
сообщение 2.3.2018, 12:37
Сообщение #12


w
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 1227
Регистрация: 24.1.2018
Пользователь #: 9995
Благодарили 1757 раз




Репутация:   198  


Цитата(Franc X @ 2.3.2018, 12:33) *
Дазайн альс дас ист.
Цитата(Kalindidevi @ 2.3.2018, 12:39) *
Ich habe keine Ahnung, was Sie meinen. Also sagen Sie bitte direkt.
Цитата(letka-lenka @ 2.3.2018, 13:31) *

Кругом враги.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Manjuvak
сообщение 2.3.2018, 13:05
Сообщение #13


-
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 9698
Регистрация: 29.10.2008
Из: тех
Пользователь #: 4683
Благодарили 45642 раза




Репутация:   2724  


Не мог пройти мимо) Всем привет! Спасибо, Калинди, очень порадовали рассказы. Хотел отметить один замечательный эффект подобных повествований, но ручаюсь только за себя, я же тут сам раньше пытался "сохранить самскары", само собой, ни так изысканно, но в результате, как ни странно, отпустило, ну да, можно сказать, своего рода практика, может быть, мое патологически сильно затянувшееся взросление наконец таки состоялось, или там высвобождение чего-то, но по прошествии ряда лет, уже не чувствую никакой ностальгии по тогдашней жизни, ни эмоций, ни сожалений, как отрезало, мир никогда не станет прежним и слава Богу, так двигаться дальше с новыми иллюзиями, какой-никакой прогресс! (IMG:https://forum.hari-katha.org/style_emoticons/default/sarcastic.gif)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 13:14
Сообщение #14


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


О, вы живы! Так рада вас тут снова встретить. Я очень любила читать вас раньше, как вы писали про Радху и Кришну.
Я тут потому, что ищу вайшнавов умнее себя) Более зрелых, чем я. Я подумала, если кину несколько рассказов, они точно что-то ответят)


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
НАРАЙАНА
сообщение 2.3.2018, 13:19
Сообщение #15


форум живет мною
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 19960
Регистрация: 3.4.2007
Из: Odessa
Пользователь #: 3553
Благодарили 42047 раз




Репутация:   5172  


Цитата(Kalindidevi @ 2.3.2018, 14:14) *
) Более зрелых, чем я.

Более зрелые прикидываются неофитами, поэтому их очень трудно вычислить.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Лель
сообщение 2.3.2018, 13:22
Сообщение #16


Царь цветов
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 33456
Регистрация: 28.7.2007
Из: Москва, и: Мир ясных лиц и прямых взглядов
Пользователь #: 3735
Благодарили 106965 раз




Репутация:   8669  


Цитата(Kalindidevi @ 1.3.2018, 23:55) *
Никакая любовь не сравнится с любовью к Гуру и вайшнавам. Никакой секс не сравнится с удовольствием, которое испытываешь по время расичного киртана или настоящей медитации.
Это мой опыт. Я уверена в нем на сто процентов.

Вспомнились фото с расичного киртана (начало 2008, 10 лет минуло, но как всё живо).


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 13:32
Сообщение #17


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


Цитата(Лель @ 2.3.2018, 13:22) *
Вспомнились фото с расичного киртана (начало 2008, 10 лет минуло, но как всё живо).


ахахахаха))) в свитере танцевать страшно жарко)) но хотелось) хорошие были времена

Цитата(НАРАЙАНА @ 2.3.2018, 13:19) *
Более зрелые прикидываются неофитами, поэтому их очень трудно вычислить.


Ну вы мне в личку по блату энто.. того))да?


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Franc X
сообщение 2.3.2018, 14:36
Сообщение #18


инспектор сектора совести
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 9872
Регистрация: 10.10.2005
Из: Институт развития весны
Пользователь #: 1214
Благодарили 28942 раза




Репутация:   2289  


Да тут не дойче лезен, а разбор терминологии картезианства.

Без которого всё так и останется хиханьками да хаханьками.

Кус хярг тееб, сеал хырг сёёб, - как говорят в солнечной Эстонии.


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kalindidevi
сообщение 2.3.2018, 14:58
Сообщение #19


иногда тут тусуюсь
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 105
Регистрация: 28.2.2018
Из: Россия
Пользователь #: 9997
Благодарили 132 раза




Репутация:   8  


я очень старалась, но терминологии картезианства у себя не нашла, наверное, вытравила дустом ...давно еще...


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Manjuvak
сообщение 3.3.2018, 14:52
Сообщение #20


-
Иконка группы
ник | цитата

Группа: Форумчанин
Сообщений: 9698
Регистрация: 29.10.2008
Из: тех
Пользователь #: 4683
Благодарили 45642 раза




Репутация:   2724  


Цитата(Kalindidevi @ 2.3.2018, 13:14) *
Я тут потому, что ищу вайшнавов умнее себя) Более зрелых, чем я. Я подумала, если кину несколько рассказов, они точно что-то ответят)


О, надо сюда Бедламу вызвать!)) Пишу, а у него ящик переполнен.
Бедлама, если ты меня слышишь, явись пред нашим взором во всем своем великолепии!))
Не обижайся, что я там в последний раз буркнул неприветливое чего то, это я по осени злой был, а сейчас совсем другое дело! ))


Спасибо сказали:
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

3 страниц V   1 2 3 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия | www.hari-katha.org | Библиотека Вайшнавизма | Сейчас: 19.11.2019, 06:05
© 1999-2019 Hari-katha.org All rights reserved.
Дата рождения проекта: 15.03.1999г.